Вера Брежнева | Агентство православных новостей (АПН)

Вера Брежнева

251
7 минут
Вера Брежнева
Константин КОЗЛОВ

40 лет назад не стало генерального секретаря ЦК КПСС Леонида Ильича Брежнева. Его эпоха получила в истории СССР название застой и по сей день современниками вспоминается крайне противоречиво. Кто-то считает это время потерянным, кто-то ностальгирует по пионерским лагерям, пломбиру, «колбасе по 2.20» и эпохе уверенности в завтрашнем дне. Сегодня мы решили вспомнить, какой была религиозная политика в эпоху застоя, когда гонения 1920-30-х были давно позади, но и до полноценной свободы совести тоже было далеко. 

На протяжении почти десяти лет перед застоем бушевала еще одна волна атеистической кампании. Она уже не была связана с арестами, расстрелами, физическими побоями, как это было в 20-е и 30-е годы. Основывалась кампания прежде всего на пропаганде. Историки полагают, что пришедший к власти в 1953 году Никита Хрущев стал строить новую политику на отрицании принципов позднего сталинизма – к слову, в их числе был и мир с церковью. Первые шаги к разрыву этого мира сделали незамедлительно. Колокольный звон снова запретиои, храмы закрывались. Те, кто посещал службы и крестные ходы, не подвергались репрессиям, но получали серьезные выговоры, взыскания и проработки от комсоргов, профоргов и парторгов. Крестные ходы не разгоняли милиционеры, но очень часто к верующим с провокационными разговорами подходили дружинники. 

Вновь заработала пропаганда. В целом, вся логика антирелигиозной кампании тех лет сводилась к популярной тогда поговорке: «Гагарин в космос летал – бога не видал!». По одной из версий, ответ на эту сентенцию дал митрополит Алма-Атинский и Казахстанский Иосиф (Чернов), как раз возглавлявший епархию в то время. Уполномоченный по делам религии Степан Вохменин потребовал от архиепископа отреагировать в проповеди на полет Гагарина в космос. Владыка Иосиф с этим согласился и в проповеди сказал: «Юрий Гагарин в космос летал и Бога не видел… а Бог его видел. И благословил!».

news4493.jpg

Многие эксперты-религиоведы отмечают, что кампания 1950-60-х была намного результативнее, чем в 1930-е. Она не была сопряжена с прямой опасностью для жизни. При этом сильно била по привычкам и обычаям людей.

Стоит упомянуть, например, постановление ЦК КПСС «О мерах по прекращению паломничества к так называемым «святым местам». На тот момент в СССР было множество мусульманских и христианских мест паломничества. В 1959 году на учёте Совета по делам религиозных культов значилось 839 реально функционирующих мусульманских святых мест (зиярат, аулия). 18 святых мест были официально переданы духовным управлениям мусульман, которые поощряли к ним паломничество. Борьба шла путём превращения святых мест в парки, создание на их территории домов отдыха, пионерских лагерей, санаториев. Под давлением советских властей лидеры конфессий были вынуждены издавать запреты на паломничество к святым местам, с которых раньше получали немалый доход. Сами святые места изымались у верующих. Так, в 1960 году вышло правительственное постановление, которое изымало у Духовного управления мусульман Средней Азии и Казахстана 13 ранее переданных ему государством мазаров и передавало их республиканским комитетам по охране памятников материальной культуры.

news4494.jpg

Год 1964, когда был снят с должности Никита Хрущёв и к власти пришёл Леонид Брежнев, во многом стал водоразделом.  Гонения окончательно прекратились, при этом полноценной реабилитации церкви и верующих так и не произошло. Антирелигиозная кампания в печати стала потихоньку стихать, впоследствии превратившись в чистую формальность. Границы взаимоотношений государства и религии были наконец во многом по-новому очерчены рядом новых советских законов. Например, постановление 1966 года «Об административной ответственности за нарушение законодательства о религиозных культах» предписывало ограничиваться лишь дисциплинарными и административными взысканиями за нарушение советского закона о религиозных культах. К примеру, сразу уволить за невыход на работу или дежурство в религиозный праздник не могли, а лишь только после нескольких таких проступков. При этом во многом государство шло на уступки верующим разных вероисповеданий. Например, в 1960-е годы сократили обязательную паузу между смертью и погребением с 48 часов до 24 часов, что отвечало мусульманским догматам, предписывавшим хоронить в день смерти или на следующий день после неё. А в 1970-е разрешили даже транспортировать покойников на специальных носилках для погребения в сидячем положении, как это принято у буддистов. Тогда же было позволено хоронить в семейных склепах, что было особенно распространено у католиков Литвы и Западной Украины. В то же время распространилась практика «дописывания» религиозных символов на ранее установленные надгробия. Условно говоря, вместе с красными звездами на памятниках появлялись кресты и полумесяцы. 

news4495.jpg

Годы застоя характеризуются и тем, что впервые за долгие времена начались полноценные реставрации культовых сооружений – церквей и мечетей. На тот момент большинство из них были уже недействующими. Тем же, что действовали, и тем, где расположились музеи, концертные залы и библиотеки, повезло в первую очередь. В ту пору, к примеру, отреставрировали Мавзолей Ходжа Ахмеда Ясави в Туркестане, Вознесенский собор в Алма-Ате, знаменитую мечеть-пагоду в городе Панфилове (ныне Жаркенте) и множество других культовых мест. При этом речи о возвращении этих храмов, мечетей и мавзолеев верующим, конечно, быть не могло. Действующих храмов и мечетей было очень мало. И часто верующие собирались в обычных квартирах. А мусульмане, к примеру, часто собирались в чайханах, делая из них импровизированные мечети. Вместе с тем оставшиеся и неразрушенные мечети и мавзолеи со временем превращались в культовые достопримечательности и туристические места. Как Айша-Биби в Джамбуле (ныне Таразе), не говоря уже о культовых мечетях Самарканда или Бухары, куда возили приезжих знаменитостей – например, боксера Мухаммеда Али. 

Некоторые символические запреты, конечно, оставались. Вплоть до 1988 года запрещалось звонить в колокола на Пасху и Рождество, не разрешалось пение муэдзина из минаретов. При этом никаких преследований за посещение служб уже не предпринималось. Сквозь пальцы смотрели на моду собирать иконы и на экскурсии в действующие монастыри. Советские хозяйки смело начали обмениваться секретами покраски яиц и рецептами приготовления куличей. А в гастрономах перед пасхой они появлялись под названием «Кекс весенний». Власти, борясь с походами на пасхальные службы, вместо кнута начали использовать пряник. Людям старшего поколения памятны показы по телевидению в пасхальную ночь концертов Аллы Пугачёвой, «Мелодий и ритмов зарубежной эстрады». Местные власти устраивали дискотеки для молодежи и показы полузапретных фильмов типа «Челюстей» Стивена Спилберга. Но с возрождающимся интересом к вере власти сделать уже ничего не смогли. 

news4496.jpg

Например, когда в 1975 году в Алма-Ате скончался митрополит Иосиф (Чернов), провожать его пришли несколько тысяч горожан, и ни для кого из участников этой процессии дело не закончилось неприятностями. Даже антирелигиозная карикатура в советской печати стала беззубой. Внимание стали уделять в основном подпольной торговлей иконами, которая в 1970-е годы расцвела пышным цветом. Своеобразно высмеивали в 70-е годы и модных хиппи, выпячивая их страсть к ношению крестов напоказ. 

news4497.jpg

Во многом отношение к вере во времена Брежнева характеризуются личностью самого Леонида Ильича. Будучи человеком мягким и осторожным, он предпочитал лишний раз ни с кем не ссориться, не обострять отношений. Однако и не выпускать из-под контроля то, что имеет силу и влияние. В отличие от Хрущева, который встретился с патриархом Алексием I только несколько раз, Брежнев и с ним, и с его преемником патриархом Пименом встречался регулярно. Религиозные деятели стали чаще выезжать за рубеж, входили, как правило, в комитеты защиты мира и другие декоративные советские организации. Правда, любая несогласованная публичная деятельность священников почти сразу попадала под запрет. Памятны истории протоиерев Дмитрия Дудко и Александра Меня, которые занимались публицистической деятельностью, и тексты которых серьезно расходились с транслируемой в СССР официальной точкой зрения на историю, литературу, богословие и т.д. Они подвергались давлению со стороны властей. Впрочем, серьезных наказаний в вегетарианскую застойную эпоху им удалось избежать. Прошло немного лет и религиозные деятели получили широкую трибуну. В целом, в эпоху перестройки началась новая жизнь для верующих людей, которую уже можно было назвать свободой.


Источник -  dknews.kz

Читайте также

  • Комментарии
Загрузка комментариев...