Гастротур с историческим уклоном | Агентство православных новостей (АПН)

Гастротур с историческим уклоном

1131
9 минут
Гастротур с историческим уклоном
Константин КОЗЛОВ. Фото: АПН

В разговорах об архитектурном наследии южной столицы здания, построенные в период 1920-х – начала 1930-х годов довольно часто забывают. Помнят зрелый сталинский ампир, брежневский модернизм, остатки старого купеческого города, а вот период конструктивизма незаслуженно обходят вниманием. Между тем это интереснейший период в истории нашего города. Именно с появлением конструктивизма Алма-Ата обрела столичное лицо. Предлагаем туристам и активным горожанам прогуляться по кварталам старого Алматы и вспомнить архитектурное наследие «ревущих 20-х». 

news2745.jpg

Наследие, надо сказать, преинтереснейшее. Сегодня его особо облюбовали представители ресторанного бизнеса. Благо почти весь алматинский конструктивизм расположен в самом сердце исторического центра – в окрестностях площади Астана (в народе – Старой). Многие посетители окрестных ресторанов, кофеен и пабов даже не представляют о том, что проводят досуг там, где несколько десятилетий назад заседали в конторах государственные служащие. 

news2746.jpg

Начать прогулку можно с бывшего Дома Совнаркома, где сегодня располагается Казахская Национальная Академия искусств имени Жургенова. Вообще, квадрат улиц Кабанбай-батыра – Панфилова – Толе-би – Абылай-хана сегодня выглядит настолько устоявшимся в представлении горожан, что трудно поверить – 90 лет назад о нынешнем облике этого квартала не напоминало буквально ничего. Изначально это было место дислоцирования полковых казарм. А нынешняя площадь Астаны именовалась Военной и Военно-Соборной площадью. Примерно на том месте, где сегодня располагаются ГАТОБ и КазНАИ имени Жургенова, находился Алексеевский собор, представлявший собой военный храм. Поначалу в здании разместили музей истории религии и атеизма, а потом и вовсе снесли – квартал решили застроить по-новому.

Причем новую архитектурную доминанту района разработать пригласили маститого архитектора Моисея Гинзбурга, одного из пионеров модного тогда стиля конструктивизма. Конструктивизм провозглашал революцию – теперь предпочтение отдавалось не внешнему декору, а прикладному значению зданий. То есть, только прямое исполнение функций и никакой вычурности. Это своего рода романтика отрицания. Конструктивизм считал искусство необходимым только для практических потребностей: линии становятся четкими, лаконичными, без «буржуазных рюшечек». 

news2747.jpg

На Западе этот стиль назывался функционализм и развивался почти одновременно с советским конструктивизмом. Отцом-основателем обоих названий стиля можно считать французского архитектора Ле Корбюзье. В 1920-е годы он активно продвигал свой новый стиль и довольно часто приезжал в СССР, где много общался и влиял на советских архитекторов, которые оставили свой след и в алматинском конструктивизме. При участии того же Моисея Гинзбурга. По замыслу Ле Корбюзье, «дом – это машина для жилья». И главные принципы архитектуры по его заветам – это приподнятость строения, плоская крыша, на которой изначально предполагалось разместить некие рекреационные пространства. Правда, со временем эта идея «утонула». А было бы интересно, как сегодня выглядели бы все эти здания, получи идея серьезное развитие. 

news2748.jpg

Дом Совнаркома стал первой ласточкой алматинского конструктивизма. Сегодня он лишился многих важнейших элементов стиля – в первую очередь из-за застекленного первого этажа. Хотя именно эти своеобразные сваи-колонны и придавали зданию воздушность – важнейшую черту конструктивизма. По замыслу автора, ансамбль Дома Совнаркома представляет собой архитектурно-пространственную композицию, совмещающую застекленные и глухие плоскости и объемы. Каркас монолитно-железобетонный с мягким камышитовым заполнением, впервые примененный в практике строительства общественных зданий в Алма-Ате. К сожалению, уродливые изменения в архитектуре нулевых годов не обошли здание стороной. Большая удача, что здания по соседству с «жургеневкой» пострадали от реконструкций меньше и сохранили в себе авторский замысел. 

news2749.jpg

Здание «Дома связи» почему-то особо полюбили владельцы ресторанов в английском стиле. Закрываясь после очередного кризиса, спустя время, там вновь возникают заведения в духе «старой доброй Англии». Поразительно, что советский конструктивизм стилистически почти никак не связан со «старой Англией». Тем не менее, это здание очень интересно с точки зрения истории города. Творение архитектора Георгия Герасимова – единственное в городе здание рубежа 1920-х-1930-х, которое сегодня используется по прямому назначению. По сей день там располагается главный почтамт города, и в ансамбле здания сохраняются главные городские куранты, которые не иначе как многострадальными и не назовешь. Сколько бы их ни реставрировали – они все равно останавливаются и долгое время отказываются заводиться. 

news2750.jpg

На восток от бывшего дома Совнаркома стоит другой памятник конструктивизма, не менее любимый рестораторами. Управление Турксиба (1929) – здание также принадлежит архитектурной мысли Моисея Гинзбурга в соавторстве с Игнатием Минилисом. Сегодня это здание мощно «оккупировали» рестораны и бары, а когда-то здесь заседала одна из «градообразующих» контор. Когда-то при переносе столицы в Алма-Ату не последнюю роль сыграло то, что ж/д станция будет одной из главных на Туркестано-Сибирской железной дороге. Когда в 1929 году в Алма-Ату пришел первый поезд, событие это освещали все советские СМИ. Кстати, корреспондентами от «Гудка» на этом событии были легендарные Илья Ильф и Евгений Петров. Свои впечатления об открытии станции и всей железной дороги они перенесли на страницы «Золотого теленка». Роман популярен и сейчас, а железная дорога прослужила намного дольше, чем та контора, которая курировала ее строительство. В пост-сталинскую эпоху контору упразднили, хотя вплоть до 1990-х здесь квартировали другие госконторы. Ресторанно-тусовочным это место стало уже в новом тысячелетии. 

news2751.jpg

Здание на пересечении улиц Панфилова и Казыбек би коренные алматинцы называют не иначе, как «кафе Солянка». Хотя сама «Солянка» давно уже почила в бозе, и на месте кафе сменился уже не один ресторан. Между тем, здание можно считать частью конструктивистского ансамбля 1920-30-х гг. Когда-то здесь располагались советские ведомства-гиганты – Наркомфин, Наркомзем, Наркомстрой. Однако «пожили» они здесь недолго – тот же наркомат финансов уже в 1938 году переехал в здание новой эпохи, которое также по сей день стоит на пересечении улицы Айтеке би и проспекта Аблай хана. А когда было построено здание нового Дома правительства, ныне КБТУ, госведомства стали оттуда съезжать. В 1970-е, 80-е этот дом облюбовали редакции газет и конторы издательств. А в конце 80-х там была построена закусочная, которая со временем и вытеснила название «дома наркоматов». Собственно, на рубеже 80-х, 90-х там и возникло «кафе Солянка», память о котором алматинцы хранят уже больше тридцати лет. 

news2752.jpg

Восточной окраиной «конструктивистского заповедника» можно считать комплекс зданий по улице Наурызбай батыра. Главное из них – бывшее здание НКВД Казахской АССР.  Здание, пользовавшееся темной славой, и по сей день считается одним из самых зловещих в городе. До сих пор передаются легенды о том, что вахтеры здания долго не высиживали на этой работе – по ночам там то и дело слышались стоны и крики. Что неудивительно – до сих пор точно неизвестно, сколько людей погибло в его застенках.

news2753.jpg

Сменив название на МГБ, а потом и КГБ – ведомство отстроло для себя здание по соседству в новом стиле – там и заседали вплоть до конца ХХ века. Впрочем, темная слава бизнесу не помеха. В последние годы здание было частично перестроено и в северной его части реконструировали под гостиницу. 

news2754.jpg

Напротив бывшего здания НКВД стоит здание его бывшего клуба – ныне уйгурский театр Музыкальной комедии. Оно, пожалуй, самое пострадавшее от «реконструкций» здание той поры. Когда-то оно было построено с многоступенчатым центральным полукруглым фасадом. Строение имело ярко выраженные элементы конструктивизма. На центральный фасад выходил большой балкон. Два торцевых корпуса предназначались сначала для помещений клуба, а затем – для нужд театра. В начале «нулевых» все это было застеклено, в результате чего была увеличена площадь 2, 3 и 4 этажей, вследствие чего был утрачен многоступенчатый фасад и облик здания был кардинально изменён. Два торцовых корпуса фактически стали едиными с входной группой. Подобные «нововведения» даже стали поводом для исключения этого здания из списков памятников архитектуры. Действительно, сегодня театр кажется захудалым бизнес-центром разорившегося хозяина. 

news2755.jpg

Не так много, но сохранились в городе и жилые дома эпохи конструктивизма. Так называемая серия «Жилкомбинат». Увы, и здесь за последние месяцы не обошлось без потерь. Так, к примеру, дом из серии «Жилкомбината №1» по бывшей улице Фурманова был уничтожен пожаром в сентябре прошлого года. Сегодня там вновь развернулась стройка. Если верить рекламным проспектам застройщиков, новые дома будут стилистически наследовать домам «Жилкомбината». И не будут визуально выбиваться из ряда других, сохранившихся домов этой серии.

news2756.jpg

 Между тем, в советскую эпоху эти дома были самым первым элитным жильем. Высота этих строений составляла 3-4, а то и 5 этажей. В 1920-е годы это было неслыханной дерзостью: новые дома выглядели настоящими исполинами. Разумеется, и вселяли туда элиту – руководителей и сотрудников ведомств. Жилые дома в стиле конструктивизма сегодня сохранились еще и по восточной стороне улицы Наурызбай батыра – от улицы Богенбай батыра до улицы Кабанбай батыра. 

news2757.jpg

Своеобразным прощанием с эпохой конструктивизма можно считать здание Казахской государственной филармонии имени Жамбыла. До появления этого здания в Алма-Ате не было полноценного концертного зала. А уже в начале следующего десятилетия большая площадь Дома Культуры пригодилась для того, чтобы разместить здесь Центральную объединенную киностудию (ЦОКС) – эвакуированные в Алма-Ату во время войны Мосфильм и Ленфильм. 

news2758.jpg

Стены филармонии до сих пор помнят Любовь Орлову, Михаила Жарова, братьев Васильевых, Веру Марецкую, и конечно же Сергея Эйзенштейна, который снимал здесь легендарного «Ивана Грозного» и для одной из сцен главный концертный зал превратили… в Успенский собор Московского Кремля. Причем снимать его нужно было ночью, так как днем все электричество шло на заводы, работающие на нужды фронта. Силами оператора Эдуарда Тиссе и художника Иосифа Шнипеля атмосфера храма была создана при помощи фольги и направленного на него света софитов. Это был во многом уникальный опыт в мировом кино. 

Приказ о строительстве этого здания в 1933 году отдал легендарный нарком культуры Анатолий Васильевич Луначарский. Поначалу это было обычное прямоугольное здание в конструктивистском стиле без излишеств. Позже зданию добавили помпезности в виде колоннады и парадного портала. Так во время строительства здание сменило стиль и явилось своего рода переходом от конструктивизма к сталинскому ампиру-классицизму. Конструктивизма век был недолог, но ярок.


Источник -  esquire.kz

Читайте также

  • Комментарии
Загрузка комментариев...