Сталинская архитектура Алматы. Часть 1. 1936-1945 гг | Агентство православных новостей (АПН)

Сталинская архитектура Алматы. Часть 1. 1936-1945 гг

271
12 минут
Сталинская архитектура Алматы. Часть 1. 1936-1945 гг
Константин Юлианский

Мы продолжаем архитектурную летопись южной столицы. Вспомнив известные и полузабытые строения старого Верного, а также наследие конструктивистской Алма-Аты 20-х-30-х, самое время вспомнить не менее интересную эпоху, оставившую яркий след в истории города. 

news852.jpg

Наследие сталинского ампира сегодня составляет большую часть исторического центра Алматы.  Дома того периода во многом и сформировали внешний облик той части города, которую мы сейчас называем «старым городом», «золотым квадратом» и т.п. Период сталинского ампира продлился почти 20 лет, и – как ни относись к той противоречивой и тяжелой эпохе – без ее наследия Алматы точно не обрел бы черты, которые сделали этот город столь живописным и неповторимым.

Недавно мы уже рассказывали о наследии эпохи конструктивизма в алматинской архитектуре. Она тоже оставила в истории города определенный отпечаток, но не столь заметный, как от последовавшей за ним архитектурной эпохи. Все-таки в Алма-Ате конструктивизм «обосновался» уже на излете истории в СССР, поэтому в качестве главенствующего стиля пробыл в нашем городе лет 7-8. А уже со второй половины 1930-х в городе прочно утвердился стиль, который мы называем сегодня сталинским ампиром. Причем многие строения приходилось переделывать «по ходу», так как задумывались они еще конструктивистскими, и в результате получились своеобразным синтезом стилей. 

news853.jpg

Почему с конструктивизмом в СССР было решено покончить? 

– В 1930-е конструктивизм стал надоедать Сталину, как слишком универсальный и интернациональный стиль, – рассказывает педагог и историк искусств Ирина Дружинина. – Когда СССР окреп после первых послереволюционных лет, когда встала на ноги индустрия, когда мечты о мировой революции остались в прошлом, возобладало определенное мнение. «Раз не случилось построить мировую Республику Советов, и мы остались одни, а вокруг сплошь враги, то неплохо бы им показать, что они потеряли и насколько роскошно мы сейчас живём по сравнению с ними.» 

news854.jpg

Конструктивизм тогда был глобалистским стилем и развивался в СССР почти одновременно со всем остальным миром. Кроме того, многим он казался безликим. И потребовалось нечто большее, помпезное, торжественное, монументальное, отвечающее новым идеям державности и имперскости, которые вновь стали подниматься на знамёна во второй половине 30-х годов. Собственно, само слово «ампир» и переводится как «имперский». 

Несмотря на название «ампир», этот стиль более эклектичен. И эклектика здесь узнаваемая. Когда мы смотрим на сталинский ампир, ощущение складывается такое, что советская власть всему миру свысока говорит: «Тьфу на вас еще раз!». Отсюда любовь к многоколонным портикам и главное – к шпилям. Это должно быть высоко, возвышаться над всеми. Собственно, эти шпили взяты из петербургского классицизма, и в мире аналогов больше нет. Вот, собственно, такая комплектация, когда есть колонны, греческий ордер, римские арки, иногда даже готические арки, со всеми элементами классической российской архитектуры конца XVIII начала XIX веков, с коллонадами, и рельефами, и скульптурными группами. 

news855.jpg

Конечно, тематика этих рельефов и скульптурных групп отличается от того, что было в классицизме. Античные мотивы сменились советскими мотивами – рабочими, крестьянами с орудиями труда, венками, колосьями, звездами. В Казахстане всегда использовались национальные мотивы  – если обратить внимание, то окна очень многих домов, построенных в этом стиле, напоминают порталы мечетей и исламских мавзолеев. 

До конца 1930-х годов влияние конструктивизма еще продолжалось. Это можно видеть по зданиям Медицинского института и Филармонии имени Жамбыла. Окончательно смешение стилей отменила война. В 40-50-е годы сталинский ампир расцвёл пышным цветом. И так и существовал вплоть до конца 50-х, пока не прекратил свое существование с печально знаменитым постановлением ЦК «Об излишествах в архитектуре». 

Вспомним несколько самых ярких образцов этого архитектурного стиля в Алматы, ограничившись для начала довоенной эпохой.  

news856.jpg
Правительственный квартал и площадь трех наркоматов. Наркомат финансов, наркомат совхозов, наркомат здравоохранения, наркомат пищевой промышленности. (1936-1938) 

Изменившийся вкус власти можно проследить на примере сразу двух правительственных кварталов, появившихся в Алма-Ате в 30-е годы. Первый – еще в стиле конструктивизма – до сих пор сохранился по улице Панфилова. Это бывшие здания управления Турксиба и дом наркоматов (называемый алматинцами по названию расположенного в нём кафе «Солянка»). Предполагалось, что весь квартал будет застроен зданиями в похожем стиле, но времена изменились.  Уже во второй половине 30-х для правительственных зданий стали строить здания в новом стиле и на другом месте. Они растянулись вдоль по проспекту Коммунистическому (ныне Абылай хана) от улицы Комсомольской (ныне Толе би) – до улицы Гоголя. Авторами проектов этих домов стали архитекторы М. Шугал, Г. Кушнаренко и В. Бирюков. 

news857.jpg
Дом Культуры (Казахская государственная филармония имени Жамбыла) (1933-1936). 

Это здание, собственно, и воплощает собой перемену вкуса власти. Приказ о строительстве большого дома культуры отдал легендарный нарком культуры Анатолий Васильевич Луначарский и поначалу это была обычное прямоугольное конструктивистское здание без всяких излишеств, но уже потом зданию добавили помпезности в виде колоннады и парадного портала. До появления этого здания в Алма-Ате не было полноценного концертного зала. А уже в начале следующего десятилетия большая площадь Дома Культуры пригодится для того, чтобы разместить здесь Центральную объединенную киностудию (ЦОКС) – эвакуированные в Алма-Ату во время войны Мосфильм и Ленфильм. 

news858.jpg
ГАТОБ имени Абая (1936-1941). 

Так получилось, что полноценным театром в Алматы стал именно оперный. Несмотря на то, что театральные студии и товарищества создавались в Верном еще с конца XIX столетия, размещались они в основном в частных домах. Так, уже в советское время смешанная казахско-русская труппа, основанная Юрием Рутковским и Жуматом Шаниным, квартировала в бывшем купеческом доме на пересечении нынешних улиц Кунаева и Казыбек би, где сейчас находится популярный ресторан. Именно театр оперы и балета, а не драматический, было решено построить в Алма-Ате в первую очередь. Место для строительства было выбрано довольно интересно. Вообще, квадрат улиц Кабанбай-батыра – Панфилова – Толе-би – Абылай-хана сегодня выглядит настолько устоявшимся в представлении горожан, что трудно поверить – 90 лет назад о нынешнем облике этого квартала не напоминало буквально ничего. Изначально это было место дислоцирования казарм. А нынешняя площадь Астаны (в народе – Старая) именовалась Военной  и Военно-Соборной площадью. Примерно на том месте, где сегодня располагаются ГАТОБ и КазНАИ имени Жургенов,а находился Алексеевский собор, представлявший собой военный храм. Сначала там разместили музей истории религии и атеизма, а потом и вовсе снесли – квартал решили застроить по-новому. 

news859.jpg

На рубеже 20-х и 30-х появились Дом Совнаркома и прилегающие к нему административные здания. И в 1936 году началось строительство Оперного театра. Изначально ее проектировал архитектор Николай Круглов. Это была классическая конструктивистская громада – в духе большевистских архитектурных экспериментов 20-х. Здание было построено уже более чем наполовину к 1937 году, когда по нелепой случайности на стройке начался пожар и наполовину отстроенный театр выгорел дотла. 

Эта трагическая случайность стоила архитектору Круглову жизни: его обвинили во вредительстве, и он сгинул в сталинских лагерях. Возобновлять театр по старому проекту, разумеется, не стали. Во-первых, из-за того, что имя архитектора оказалось вне закона, а во-вторых, из-за того, что к 1937 году вкусы властей изменились. Потому перестраивать здание театра пришлось с чистого листа – проект уже осуществляли Николай Простаков и Толеу Басенов. Здание получилось в новом державном стиле с национальными элементами – сужающимися к верху створками окон. 

Таким образом, примерно на месте бывшей церкви уже возник новый храм искусства, где уже сразу после открытия (а состоится оно уже после начала войны) начнут работать такие великие личности, как Сергей Прокофьев, Галина Уланова, Куляш Байсеитова, Роза Багланова, Наталья Сац. И только одна несправедливость была устранена спустя много лет – имя архитектора Круглова вернули из небытия только в 1980-е. 

news860.jpg
Вокзал Алматы-2 (1936-1939). 

Первый поезд прибыл в Алматы в 1930 году, спустя год началось регулярное движение пассажирских поездов в наш город, но вокзал Алма-Ата-1 находился неудобно далеко от центра города – на дорогу приходилось тратить несколько часов. Когда город уже окреп, как столица известный инженер-железнодорожник Мухамеджан Тынышпаев предложил построить новый вокзал в центре города, на месте старого кладбища. Напомним, улица Абылай хана до революции называлось Старокладбищенской. Разумеется, новый вокзал не мог находится на улице с таким названием. В 1936 году проспект получил имя Сталина и тогда же началось строительство нового вокзала. Оно сочетает в себе элементы конструктивизма и ампира. Однако роскошный портал окончательно решил это здание в имперском стиле. 

news861.jpg
Казахский институт иностранных языков (1940). 

Здание иняза стало первым вузом Алма-Аты, построенном в стиле сталинского ампира. До этого в городе был лишь Казахский национальный университет им. Кирова, находящийся в здании бывшей мужской гимназии, которая была построена еще в начале ХХ века и лишь немного перестроена после революции. Большое здание с порталом, украшенным арками и по сей день, принадлежит КазУМОиМЯ им. Абылай хана. Правда, основной учебный корпус переехал в другое место, а на Толе Би – Наурызбай-батыра остался лишь факультет востоковедения. 

news862.jpg
Здание Казгеологии (1938).

Настоящим дворцом выглядит здание гостиницы на пересечении улицы Толе Би и проспекта Назарбаева. Появилось оно также по проекту архитектора Г. Кушнаренко. Геологическое ведомство заседало здесь вплоть до упразднения Советской власти. С 90-х годов это здание у алматинцев прочно ассоциируется с Китаем, так как оно было продано китайским инвесторам. В нём разместились Национальная нефтяная компания Китая и Торгово-промышленный банк Китая.

Позднее здание было перепрофилировано под пятизвёздочную гостиницу, также принадлежащую китайской компании. 

news863.jpg
Дом Литераторов, Дом Стахановцев (1937-1938). 

С новым стилем ампир возникли и новые жилищные стандарты. К слову, ситуация в жилищной сфере в Алма-Ате в 30-е годы заметно отличается от ситуации в Москве, Ленинграде или Киеве. Основной жилищный фонд столицы Казахской ССР в 1930-е годы составляли либо частные дома на несколько семей, либо бараки, где жили рабочие крупных заводов, железнодорожники и т.п. Некоторые из этих бараков простояли и до XXI века. Многие также жили в полуподвальных помещениях старых купеческих домов, причем такое жилье считалось вполне приемлемым и не самым худшим. 

Однако для новых привилегированных слоев требовалось жилье нового типа, и оно начало появляться. В те годы иметь отдельную квартиру – принадлежать к преуспевающему классу. Большинство продолжало жить в частных домах-малосемейках, бараках, подвалах. Коммуналки в Алма-Ате как явление утвердиться не успели – их всегда в нашем городе было немного – в отличие от Москвы, Ленинграда, Киева, где в бывших доходных домах устроили десятки тысяч коммуналок. Стандарты элитных «сталинок» утвердились тогда, в 1930-е годы. В основном, это трех-четырех, иногда и пятикомнатные квартиры с высокими потолками, просторными залами и комнатами, иногда с совмещенным, иногда с раздельным санузлом. 

news864.jpg

Заставлены эти квартиры были массивной мебелью – огромными комодами, гигантскими книжными шкафами (особенно если в доме был рабочий кабинет), сервантами с посудой, резной мебелью. Понятно, что и получали квартиры в таких домах люди не простые. А в первую очередь чиновники, военные, люди искусства – в частности, в доме на пересечении улиц Кабанбай батыра и Панфилова квартиру получил Мухтар Ауэзов, а в годы войны у него квартировали Константин Паустовский и Михаил Зощенко. 

Двумя кварталами ниже селили передовых рабочих-стахановцев. Уничтожив конкуренцию между частными предприятиями, властям как-то надо было стимулировать производительность труда среди пролетариата. Поэтому силами пропаганды всячески раскручивались образы передовых рабочих-стахановцев, главным из которых, конечно, был сам Алексей Стаханов – забойщик угля из Донбасса. Сборщица хлопка Мамлакат Нахангова, рисовод из Актюбинской области Чаганак Берсиев славились как герои нашего времени. И таким стахановцам также полагалось и элитное жилье. Была даже присказка: «Каков в забое уголек - таков и дома кошелёк». 

news865.jpg
Гостиница Иссык (1938).

Эта гостиница представляет собой образец предвоенной лощености. Во второй половине 1930-х годы революционный аскетизм сменился своеобразным гедонизмом, в каком-то смысле «полунэпом». После слов Сталина «Жить стало лучше, жить стало веселее», сказанных в 1936 году богатство снова стало допустимым и даже прославляемым в СССР. Поэтому появление таких роскошных домов, квартир и гостиниц вроде «Иссыка» вполне соответствовало новой эпохе. В моду вошло потребление разного рода деликатесов вроде крабов и шампанского. Правда, позволялась эта роскошь только тем, кто занимает соответствующие должности в советской табели о рангах. Поэтому и жили в таких гостиницах люди соответствующие – как легендарная балерина Галина Сергеевна Уланова и великий русский композитор Сергей Сергеевич Прокофьев. 

news866.jpg
 Дом книги (1936). 

А это здание можно назвать образцом минимализма в сталинском ампире. Среди роскошных, массивных дворцов, которые появлялись в то время, как грибы после дождя, это здание впору сравнить с небольшой шкатулкой. Сегодня это здание занимает Республиканский музей книги, а изначально здесь располагался трест с говорящим названием «Главпиво». Вообще, это здание долго принадлежало конторам, связанным с сельхозпроизводством. А одно время здесь было ведомство с абсурдным названием «Министерство хлебобулочной промышленности». 

news867.jpg
Здание школы №55 (1939). 

Символично будет закончить этим зданием наш обзор. Потому как именно на улице Ауэзова – тогда «5-й линии», перед самой войной заканчивалась западная граница города Алма-Аты. И это здание по иронии судьбы стало последним крупным объектом, построенном на самой западной окраине Алма-Аты перед самой Великой Отечественной войной. Собственно, это событие стало естественным рубежом, отделяющим историю ранней сталинской архитектуры от поздней. О расцвете и закате сталинского ампира – в нашем следующем рассказе.

Источник -  voxpopuli.kz

Читайте также

  • Комментарии
Загрузка комментариев...