Как учитель математики благодаря ссылке в Алма-Ату стал знаменитым нефтяником | Агентство профессиональных новостей - AIPN.KZ | Агентство профессиональных новостей (АПН)

Как учитель математики благодаря ссылке в Алма-Ату стал знаменитым нефтяником

1795
4 минуты
Как учитель математики благодаря ссылке в Алма-Ату стал знаменитым нефтяником
Наталья Глушаева

Владимир Щелкачев – личность в кругах нефтедобытчиков известная: его научными открытиями пользовались при разработке месторождений Казахстана. Три года он жил в ссылке в Алма-Ате, преподавал математику. Именно ссылке он обязан крутым поворотом в своей научной деятельности. 

На протяжении многих лет Владимир Щелкачев изучал, анализировал и обобщал мировой опыт разработки нефтяных месторождений. С 1946 года и до конца своей жизни Владимир Николаевич преподавал в Москве, написал более 300 научных работ, подготовил сотни специалистов нефтяной отрасли, под его руководством защищены 44 кандидатских и 19 докторских диссертаций.

Однако об учениках его алматинского периода ничего неизвестно, хотя и здесь он работал преподавателем. В Алматы о его ссылке тоже воспоминаний нет. Об этом упоминается вскользь: «Сослан в 1931 г. В ссылке работал преподавателем математики сначала Промышленного техникума, а затем Педагогического института». Но для самого ученого именно жизнь в тогдашней столице Казахстана стала временем новых возможностей. 

Владимир Николаевич Щелкачев родился 3 ноября 1907 года во Владикавказе. В школе он увлекся математикой, и это предопределило его выбор в образовании, он поехал поступать в Москву на математическое отделение физико-математического факультета. В 1928 году окончил МГУ имени М.В. Ломоносова по специальности «Теоретическая механика». 

В 23 года, когда Щелкачев был ассистентом кафедры теоретической механики машиностроительного института, молодого ученого неожиданно арестовали. 
Он попал в ссылку благодаря своим религиозным мировоззрениям. Интересно, что Владимир Николаевич, несмотря на такую сугубо материалистическую профессию, был православным верующим. 

Совместимы ли наука и вера – этот вопрос в разные времена волновал многих. В своих воспоминаниях Щелкачев написал:
«Настоящая вера сродни науке. Настоящая вера – это тоже знание. И в этом меня от обратного убедили когда-то три человека: Бухарин, Энгельс и Ленин. Нас, студентов, заставляли перед экзаменом конспектировать их книги, и, как оказалось, это было презанятное чтение! Они пытались опровергнуть существование Бога, но не приводили при этом ни одного научно обоснованного довода».

В Москве Владимир Николаевич был прихожанином в храме, настоятелем которого служил протоерей Владимир Воробьев, тоже вскоре сосланный в Алма-Ату и расстрелянный. Они с Щелкачевым проходили по общему делу: было предъявлено ложное обвинение в участии в церковной контрреволюционной организации. Впоследствии обоих реабилитировали.

Сын Владимира Николаевича, Александр рассказал, что тогда были гонения на церковь, начавшиеся с особенным размахом и жесткостью в 1929 году и продолжавшиеся до 1933-го. Значительная часть духовенства за это время была заключена в лагеря, многих расстреляли.

В своих воспоминаниях Владимир Щелкачев писал: «Приговоры были следующими: профессорам – по 10 лет; протоиереям, доцентам и научным сотрудникам – по пять лет; ассистентам, к которым принадлежал я, – три года (чтобы не возгордились перед профессорами).

Итак, дали мне три года лагерей, но моя сестра пошла к Калинину и добилась замены на ссылку с тем же сроком. Приговор объявили 20 сентября 1931 года. Сослали меня в Алма-Ату. Привезли туда и сказали: «Где хотите, там и живите, любую работу себе ищите. Режим такой: раз в 10 дней должны у нас отмечаться». А там было четыре института – медицинский, сельскохозяйственный, ветеринарный и педагогический. В педагогическом как раз преподаватель теоретической механики требовался, туда я сразу же и направился…»

Однако ссылка по статье 58, пункт 11 и клеймо «Врага народа» не позволили устроиться на данную должность. Зато его взяли учителем математики в учетно-экономический техникум Госбанка.

По воспоминаниям Щелкачева, Алма-Ата тех лет изобиловала опальными профессорами, опытными инженерами, специалистами из разных областей, а также представителями духовенства.

«Я пошел в Дом Колхозника на Базарную площадь, единственное место, где можно было переночевать. Это был одноэтажный дом из двух комнат, битком набитый людьми. На полу деревянной веранды я постелил газеты и прилег, но заснуть не успел – меня отыскал племянник отца Владимира Воробьева, Михаил Осипович Воробьев и забрал к себе в дом, хотя ссыльных принимать было запрещено. В городе была одна-единственная баня, достать билет в которую было невозможно», – гласят мемуары ученого.

Несмотря на свой статус, который в любой момент грозил арестом, Щелкачев каждое воскресенье ходил на церковные службы в Никольский собор. Судьба людей, с которыми контактировал ученый, оказалась незавидной: епископа и всех священников арестовали, а храм вскоре закрыли. 

Только после войны Владимиру Николаевичу удалось вернуться в Москву. Из-за ссылок он был оторван от математики, ему пришлось освоить новую профессию: начал изучать нефтедобычу. И это оказалось делом всей его жизни. Щелкачев стал одним из крупнейших специалистов по нефтедобыче не только в СССР, но и в мире. Вернувшись из ссылки, продолжил научную деятельность в Московском нефтяном институте, став доктором технических наук и профессором с 1941 года – он защитил первую в СССР докторскую диссертацию по разработке нефтяных месторождений. Некоторые положения разработанной им теории можно применять на практике с огромным экономическим эффектом.

Статья опубликована в №66 от 30.05.2023 газеты «Вечерний Алматы» под заголовком «Вера в науку»

Источник -  vecher.kz

Читайте также

  • Комментарии
Загрузка комментариев...