Сладкие воспоминания детства | Агентство православных новостей (АПН)

Сладкие воспоминания детства

139
12 минут
Сладкие воспоминания детства
Евгения Морозова

Одно из самых ярких воспоминаний детства. Лето, август, бабушкин сад, стол под яблоней, на столе – корзинка.

Бабушка называла ее "спасовой" и доставала только на большие праздники. А "большими" в ее доме считались Рождество, Пасха и Спас. Корзинка была красивой, вместительной, нарядной и служила только для этой цели – похода в храм. Обычно она стояла в шкафу на верхней полке, помещенная в красивый льняной мешок, щедро украшенный вышивкой. Там же, в мешке хранились специальные салфетки, тоже нарядные, и для каждого праздника – своя. На Рождество – белая филейная салфетка с ангелами, на Пасху – льняное полотенце с цветами гладью нежнейших расцветок и кружевная аппликация на нем - купола церкви, крест и буквы ХВ (Христос Воскресе), а на Спас – самая красивая на мой детский взгляд: рушник с плетенными кистями, а на рушнике крестиком целый сад! И яблоки, виноград, маки, пчёлы и мёд сотами. Вышивка была такая яркая, фрукты такими настоящими, что разглядывать это все в мои 5-6 лет я могла бесконечно… И потому август с его Спасами, особенно Медовым, я любила всем своим маленьким сердцем. А сама корзинка на столе означала для меня только одно – скоро праздник!

Собственно, начинался праздник задолго до самого Спаса, до 14-го августа.

В конце июля дедушка приносил от соседа дяди Гриши мед в большом пятилитровом бидоне - янтарный, тягучий. И соты в эмалированной кастрюле. Дядя Гриша был пасечник, и его отец был пасечник, и даже дед был пасечник. Весной они уезжали в горы, и до августа соседи их и не видели на нашей улице. А в августе дядя Гриша привозил свежий мед. Но до 14-го августа никто этот мед не ел – ждали Спаса… Ели "старый" - прошлогодний. Он был уже плотным, густым, но по-прежнему ароматным.

А бабушка шла в огород собирать мак. Да, у нее в огороде рос мак! Кондитерский, конечно, какой-то особый сорт. Очень красиво рос, кстати… Сначала маковая клумба была зеленой и мохнатой – такими были стебли мака, в июне клумба зацветала махровыми разноцветными цветами - розовыми, алыми, желтыми цветом и клумба становилась , а к августу она была уже золотой и слегка звенела коробочками, полными мака… Главное, надо было вовремя убрать урожай, чтобы коробочки не раскрылись и мак не высыпался. Мак шел на пироги, булки, рулеты. А еще бабушка мак использовала для вторых блюд. Панировала в маке небольшие картофелины и обжаривала их во фритюре – это был изысканный гарнир к рыбе и мясу. Или томила мак в топленом масле и поливала этим "соусом" лапшу. Вкусно это было необыкновенно и нигде больше я такое не пробовала, только на праздничных застольях у моей бабушки Анны Ивановны.

Но не в Медовый Спас. Спас выпадал на строгий Успенский пост и блюда в этот день были особенными – вкусными, но постными. Без яиц, молока, сметаны, сливочного масла. И уж конечно без мяса, птицы и рыбы. Только растительная пища…

А для спасовой корзины бабушка делала дрожжевые пироги с маком и булочки с медом, упаковывала их в пергамент, а соты складывала в специальную деревянную "ладью" - вытянутую прямоугольную глубокую посуду с плотной крышкой, наливала мёд в керамический горшочек, украшала корзину цветами и стеблями и корзиночками мака, и вот со всей этой красотой мы шли в храм – в Казанский собор.

Тогда я и не думала о мудрости народной, объединившей августовский сбор урожая с церковным праздником, посвященным Христу Спасителю. И о том, что "Спас" - это от "Спаситель" я тоже не думала. Мне просто очень нравился этот день. Нравился своей торжественностью, возвышенностью над обыденным, красотой во всем. Это наблюдалось даже в сервировке стола. Стол накрывали в саду. Белая скатерть, серебряные приборы, "праздничная" посуда.

Приходили "особенные" гости – самые близкие друзья бабушки и дедушки. И приносили "особенные" подарки к столу – медовые пряники, рулеты с маком, медовую карамель, медовуху. Пели песни, пили чай с медом. Это был Особенный день, пахнущий медом, выпечкой, ладаном..

Потом не стало бабушки и дедушки, и закончилось детство.

Но привычка праздновать медовый спас осталась. Увы, без спасовой корзинки, но по-прежнему с пирогами. А последние годы появились новые традиции – ходить на ярмарку на Спас, запасаться медом на год вперед. Организаторами этого мероприятия в городе (да и по всей стране) выступал Национальный союз пчеловодов. Через эти ярмарки познакомилась с Павлом КОНОВАЛОВЫМ и его супругой и помощницей Еленой КОСИНОВОЙ. Они известные пчеловоды в Казахстане. Побывала на их пасеке – огромной, в несколько десятков ульев. Пасека расположена высоко в горах в Карасайском районе.
Для нас там устроили настоящую экскурсию – провели по пасеке, открыли ульи, показали, как там все устроено. Правда, сначала нас облачили в специальные костюмы, чтобы пчелы не ужалили. Оказывается, пчелы не выносят резких запахов. Алкоголь, духи, аромат специй, шампуня, лака для волос – все это может спровоцировать пчелу. Конечно, укус пчелы полезен, и есть целое направление в апитерапии – лечение пчелоужаливанием. Павел Павлович (Пал Палыч, как зовут его все друзья, коллеги, знакомые) сказал, что этот метод очень эффективен при многих заболеваниях, но мы не стали проверять.

– В старые времена грамотные агрономы специально приглашали пчеловодов, так как урожайность с опыленных полей возрастала в несколько раз. В Америке сейчас фермеры платят пчеловодам за то, чтобы они ставили ульи на полях, как бы берут пчел в аренду. Остро нуждаясь в опылении полей, фермеры всё же предпочитают не связываться с разведением пчел, это накладно, хлопотно, отнимает много времени и сил. Вот владельцы ферм оказались готовы тратить на пчёл колоссальные деньги. Пчёлы собирают пыльцу с одного цветка на другой, в геометрической прогрессии увеличивая урожай. У наших фермеров такого понимания важности пчел еще нет, - отметил Павел Коновалов.

Пчёлы большие труженики. Улей можно сравнить с государством, жители которого подчиняются строгой иерархии. Здесь царит четкая организация производственного процесса и безукоризненное выполнение всеми пчелами своих функций. Что нам Пал Палыч и демонстрировал - приоткрыл улей, показал, как устроен пчелиный быт.

- В улье одна мама, до 50 тысяч рабочих пчелок, они женские особи, но лишены детородных функций. И есть несколько сотен мужских особей, это трутни. Единственная функция трутня –оплодотворение. И если ему повезет, то трутень в своей жизни может спариться один раз. Но это происходит обычно ранней весной, когда у пчелок появляются молодые мамы. Пчелы как размножаются? Они выводят молодую матку у себя в улье. Старая матка забирает половину улья и улетает. Видели рой пчёл? Роение – это способ размножения пчёл. В одном улье живет одна мама. Когда появляется вторая мама, у них начинается бойня за трон, и кто-то из них побеждает. А когда они входят в роевое состояние, они спокойно отпускают одну из мам, семья делится пополам, и вот таким способом пчёлы поддерживают свою популяцию, - пояснил Пал Палыч.

Традиция праздновать Медовый Спас на пасеке, конечно же, существует. Хотя уже и не в таком строгом виде, как раньше. Отец Пал Палыча, к примеру, свежий мед до Спаса не ест, а Пал Палычу приходится: пчеловодческое хозяйство большое, сбыт меда и другой пчелиной продукции – огромная и очень важная составляющая этого механизма, а продавать его и не пробовать совершенно невозможно…

Сейчас пчеловодство как отрасль в Казахстане развивается, и хорошими темпами. Появилось больше грамотных специалистов, организованы площадки для обмена опытом, увеличилось количество пчеловодов в стране. Казахстан вступил во все международные организации пчеловодов, поставляет мед в другие страны.

- В 2009 в стране производилось 800 тонн мёда, в 2019 - уже 15 000 тонн. Пчеловодов в 2019-м было примерно 12 000, а через десять лет их стало больше – 16 000 человек. А количество пчелосемей увеличилось примерно вдвое, с 450 тысяч до 700 тысяч. Цифры эти примерные, потому очень много неучтенных пасек - не каждый пчеловод делает ветеринарный паспорт пасеки и потому просто не попадает в статистику. Часто это происходит потому, что предприниматели при регистрации просто не знают, как определить этот вид деятельности в ОКЭД (это Общий классификатор экономической деятельности). В нем пчеловодство относится к графе "Животноводство и пчеловодство", но не все это знают, - рассказал пчеловод, вице-президент Союза пчеловодов по организационной работе Габит НУРАДИЛ.

Он настоящий энтузиаст "медового" дела. Да и невозможно заниматься пчеловодством без глубокого погружения в этот процесс. Ему я позвонила, чтобы уточнить цифры. И поговорить об истории пчеловодства в Казахстане.

- Пчеловодству Казахстана более 230 лет. На пасеке недалеко от села Бобровка в ВКО установлен памятный камень, на котором высечено: "Здесь в 1786 году зародилось пчеловодство Казахстана и Сибири". Это место, куда впервые были привезены пчёлы, это уже доказано, нет разночтений. Как это происходило? Ульи в эти земли везли издалека по приказу грамотных офицеров, которые обратили внимание, что край богат медоносами, а пчел нет. Конечно, не сразу все получилось – люди были неопытны в разведении пчел, не знали, как сохранять ульи зимой. Но со временем пчеловодство в Усть-Каменогорске развилось, - рассказал пчеловод.

На сайте Бал-Ара есть информация по истории пчеловодства в нашем регионе. Цитата: "Есть ценнейший исторический материал "Летопись русского пчеловодства за 1000 лет с 912 по 1912 гг.", датирована 1913 годом, под редакцией В.П. ПОПОВА, отпечатана в Пензенской губернской типографии. На странице 15 в статье под №53 записано, что "в 1777 г произведена первая попытка развести пчеловодство в Сибири, в виде доставления, (по распоряжению Начальника пограничными Сибирскими войсками г-н Скалона), из Башкирии в Усть-Каменогорскую крепость ульев. Ульи эти, считавшиеся казёнными, были переданы комендантом для жителей селений Бобровского и Секисовского в их ведение. Но благодаря небрежному уходу и излишне произведённому осенью отбору мёда, все ульи в первую же зимовку погибли". Далее в статье под №55 на той же странице следующая запись: "в 1786 г. предпринята новая попытка к разведению пчёл в Сибири (после неудачной 1777 г.), а именно был устроен пчельник в Томском округе близ деревни Бобровки (в 27 верстах от Усть-Каменогорской крепости) командиром Драгунского полка полковником Н.Н. АРШЕНЕВСКИМ, выписавшим для этого пчёл из Оренбургской губернии".

Началось все с семи ульев и одного пчеловода. Но заботливое отношение к пасечному хозяйству позволило Николаю Аршеневскому через два года продавать пчелиные семьи крестьянам ближних деревень. Поначалу цена была 15 рублей за семью, в дальнейшем она снизилась, а бедным полковник вообще отдавал их бесплатно.

И слава алтайского меда стала быстро набирать популярность. Благодаря заинтересованности людей, появлялись новые пасеки. Особенно развитие получило пчеловодство по долинам рек Катуни и Бухтармы, где около 12 000 пасек с численностью ульев по 500 и более.

Зимой 1856 года переселенец из Алтая Осип МАМЕЕВ привез в Семиречье пять ульев. Пасеку он поставил в Большом Алматинском ущелье, и в течение лета 1857 года пчелы дали приплод в девять ульев. 14 ульев Мамееву дали за лето 10 пудов меда и столько же воска. В 1858 году Мамеев продал несколько ульев по 5 рублей каждый. И потом в течение 12 лет развел значительное пчеловодческое хозяйство. Примеру Мамеева последовали и другие казаки.

Вот так начало развиваться пчеловодство в наших краях.

Через 15 лет в Верном было 375 ульев, а во всем Семиречье более 400. По самым скромным подсчетам, пчеловоды получили 11000 пудов меда и 103 пуда воска. Прибыль - 10 тысяч рублей.

Администрация региона всячески поощряла развитие пчеловодства. Пчеловодство развивалось в основном в горах Заилийского и Джунгарского Алатау. Здешний мед считался очень хорошим по своим органолептическим качествам, его вывозили за пределы страны как драгоценность, по вкусу и аромату он был одним из лучших на европейских выставках.

Станица Надеждинская (сейчас город Есик) и крестьянское селение Михайловское (ныне Тургень) быстро превратились в крупные пчеловодные центры Верненского уезда. Кстати, пчеловоды получали специальное образование - проходили обучение в научно-практическом пчельнике, который был основан в городе Верном при казенном саде. Их там обучали рамочному пчеловодству, тогда такие методы были в новинку. Рациональные приемы пчеловодства давали хорошие результаты, способствовало не только повышению культуры пчеловодства, но и росту производства мёда и воска.

Цитата с сайта: "Мёда с рамочных ульев стали получать до двух пудов. Статистические данные за 1909 г., свидетельствуют, что только в Верненском уезде рамочных ульев было уже 3 972 шт. Наибольшее распространение имели ульи ДАДАНА, ДЖЕРСОНА и ЛАЙАНСА".

И сейчас наш мед ценится специалистами и поклонниками этого продукта в других странах. А вот на внутреннем рынке потребление меда катастрофически мало: примерно 40 граммов меда в год на человека. Для сравнения: в Германии это 1,5 килограмма.

- 2020-й год, конечно же, не так эффективен для казахстанского пчеловодства, как предыдущие. Мы не можем работать в полную меру, нет возможности проводить очень важные для пчеловодов мероприятия – праздничные ярмарки, спасы, инициаторами которых мы являемся и ежегодно (но не в этом году!) проводим во всех крупных городах и областных центрах страны. Но есть у карантина и положительные моменты. Увеличилось потребление продуктов пчеловодства. Люди поняли: в борьбе с болезнью важен иммунитет. А поддержка иммунитета – не разовая акция, это надо делать постоянно. Для укрепления иммунитета нужно потреблять продукты пчеловодства на системной основе. Это мед, пыльца, подмор, маточное молочко, перга, трутневый гамогенат, медовые напитки, прополис, соты, забрус, восковая моль. Вот всё это и дает здоровье, хорошее самочувствие и долголетие. А будем здоровы мы – будут у нас и ярмарки, и Спасы, и прочие мероприятия", - заключил Габит Нурадил.


Источник -  Ratel.kz

Читайте также

  • Комментарии
Загрузка комментариев...