Сегодня искусство работает не с формой, а со смыслами | Агентство православных новостей (АПН)

Сегодня искусство работает не с формой, а со смыслами

186
8 минут
Сегодня искусство работает не с формой, а со смыслами
Галина Галкина. Фото автора

Выставка «Размышления» Международного независимого женского фонда «Тан Шолпан» завершила свою работу в Государственном музее искусств РК имени А. Кастеева. Она объединила профессиональных художниц из Казахстана и стран ближнего и дальнего зарубежья. Это седьмая экспозиция фонда, на которой 40 участниц представили более 90 произведений.

Женщины мира боролись и продолжают бороться за свои гражданские права. Не остались в стороне и наши соотечественницы. Они получили много возможностей, стали сильными, обрели свободу в самовыражении. Лишь иногда женщины настаивают на своем праве быть нежными, трепетными, внимательными к мелочам. Именно эти качества они и проявляют. Как на выставке «Размышления», где были работы, полные нежности, даже сентиментальности. Авторы пристально всматриваются в нюансы этого мира. Некоторые полотна полны тревоги, боли, страха, сменяющегося гневом. Ведь мы живем в сложное время, когда происходят опасные события.

news4115.jpg

Посетители выставки. Диалог с Умай

Камила Ли, искусствовед, заслуженный деятель культуры РК: «Вспоминаю, как все начиналось, когда фонд «Тан Шолпан» возобновил свою деятельность буквально с нуля. Основательница фонда Жамиля Такен объявила о новых задачах, которые поставила перед коллегами. Однако первая выставка вызвала некое неприятие у нас, приглашенных искусствоведов. В работах художниц были бесконечные цветочки, кошечки, ландшафты…И мы, давно существующие в поле искусства Казахстана, смотрели на это все с большим недоумением». 

news4116.jpg

«Умай». Дина Буксикова

Подобная оценка вызвала ответную реакцию у художниц, обвинивших искусствоведов в некомпетентности. Но спустя некоторое время тема того, как заниматься творчеством в новых реалиях, совместно обсуждалась художниками и искусствоведами. И теперь, по прошествии 4-5 лет, можно увидеть: художницы изменились. Камила Ли выносит свой вердикт: «Если раньше в их творчестве превалировали гламурные темы, то на нынешней выставке появились совершенно другие работы – трагические, альтернативные мотивам, которые навязывает общество, рассуждающее об искусстве в семантике «нравится-не нравится», «похоже-не похоже». В этом отношении огромную роль играет творчество самой Жамили Такен. Она как художник-концептуалист широко представлена в разных странах мира. Ее работы принимают, потому что они рассказывают о том, как живет, дышит сегодня общество и чем оно больно, почему страдает. На сегодняшней выставке есть трагические работы, которые, возможно, вызовут даже отторжение у зрителя. Но сегодня в культуре, искусстве как никогда востребована и необходима правда. Потому что сейчас искусство работает не с формой, а со смыслами. Работа с формой – это индивидуальный опыт каждого художника. И его цель – достигать максимальной выразительности, благодаря мастерству, ремеслу, чтобы донести какую-то свою очень сложную мысль».

Ермек Жангельдин, искусствовед, бывший директор Государственного музея искусств имени Абылхана Кастеева: «Международный независимый женский фонд «Тан Шолпан» уже несколько лет развивается на алматинской земле. Для меня немного странно – делить художников, творческих людей по гендерному признаку. И все же в этом есть какая-то своя логика: сегодня, в условиях той разрухи, которая творится в творческих союзах, фонд «Тан Шолпан» протаптывает свою тропу. И, наверное, скоро это будет большая дорога, по которой пойдут наши художницы, дорогие женщины». 

news4117.jpg

«Колыбель». Динара Нугер 

Ермек Жангельдин считает, что объединить художников по гендерному признаку – не самоцель: «Я посмотрел выставку «Размышления» и увидел большой замах, на всю руку - толгау. У казахов, вы знаете, «толгау» это крик души, глубокое философское событие, когда человек выходит со своими мыслями и чувствами, чтобы их выразить. Но, если мы замахиваемся на большие формы разговора с людьми, с народом, то и работы должны быть не мелкотемными. Сегодня на выставке больше 70% работ – наши прекрасные горы, пейзажи. А самой сути сегодняшнего времени, той ситуации, в которой все мы находимся, представлено мало. И все же отрадно, что наши женщины идут впереди, опережают то общественное состояние, в котором находится наше общество». 

news4118.jpg

Жамиля Такен

Жамиля Такен – основательница Международного независимого женского фонда «Тан Шолпан»:

- Выставку мы готовили в течение полугода. Она должна была открыться 19 января, но грянули события, и экспозиция была перенесена на август. Работы, которые появились за полгода – это всплеск эмоций от пережитого за последнее время. Нас не оставили равнодушными общественные, геополитические потрясения. Произошел Кантар, случились события на Украине. Все, что творится в мире, волновало и ранило нас. Мы первое время словно не могли дышать. Я говорила со многими художницами, и они говорили о себе: «Ком в горле». А потом случился творческий всплеск, и он отобразился в работах. Время меняется, и мы вместе с ним. Те ценности, которые были еще до пандемии, сейчас поменялись. Мы поняли, что самое главное в жизни – это семья, близкие нам люди, мир на земле. Наши девушки способны воспевать не только красоту гор, цветов, пейзажей. Мы попытались поменять стереотип гламурности в творчестве, чтобы об их работах не говорили – «женское творчество», мы заставили девушек мыслить».

Кантар – лейтмотив в работах художниц. Потрясение, которое пережили все мы, выражено в образах, красках, драматических сюжетах.

news4119.jpg

«Кантар»  Жамиля Такен 

В большом полотне Жамили Такен, посвященном кровавому январю в Алматы, присутствует ворон. Эта немного зловещая птица – житель нашего города. «Ворон – одиозная фигура. Он встречается в мифологии в разных контекстах. Я люблю отождествлять животных с людьми. – Говорит Жамиля. – И в моем сюжете ворон – та сила, которая спровоцировала хаос, бойню, беду. Картину я писала в сильном волнении. Это был эмоциональный всплеск. Мазки, которые легли на полотно, невозможно повторить. На полотне изображен Берик Абишев с флагом Казахстана.  Берик – наш символ Кантара.»

news4120.jpg

Мадина Базархан

Мадина Базархан, участница выставки «Размышления», работает в формате «эскиз». Ее картины – очень нежные, выполнены в неяркой, тонкой палитре. Тем не менее, работы пронзают запечатленными эмоциями.   Одна из картин Мадины изначально называлась «Материнская молитва». Готовя работу к выставке, она назвала ее «Кантар»: «Я живу за границей, и, когда происходили трагические события в январе, мне было очень тяжело. Мы не знали, что происходит. Все близкие находились в Алматы, связь с ними прервалась. Все, что я могла в те дни делать – писать картины, чтобы унять страх за родных. Это была арт-терапия. Так возникли эти две работы – «Кантар» и «Желтоксан».  

news4121.jpg

«Кантар» Мадина Базархан

На картине изображен крест – материнский крест. В эти дни я разделяла боль всех матерей.  Как мать я пытаюсь молиться за всех. Когда приехала в Алматы, то расспрашивала алматинцев о пережитом. Но люди закрывались, не хотели говорить. Сейчас для меня события января – это не проходящая боль, хотя я тут даже не была в те дни». 

news4122.jpg

«Желтоксан». Мадина Базархан.

Обычно Мадина Базархан переносит эскизы на большой формат, но эти две вещи так и остались в оригинальном виде – как документ, в котором аккумулирована вся боль событий: «Я не смогла перенести на большой формат эти эскизы. В каждом завитке, штрихе – мои чувства, мое горе тех дней. Пыталась несколько раз повторить, но не получилось. Однако я постаралась сделать картины не только трагичными, но и светлыми, полными надежды, чтобы возвыситься над пережитым горем».

Мадина Базархан говорит обо всех женщинах: «Материнский крест» - это все трудности, через которые проходит каждая женщина-мать. Она носит много месяцев под сердцем дитя, потом выпускает его в мир. А ребенок оказывается под прицелом зла, иногда становится мишенью, когда вокруг стреляют, убивают. И это мой, наш общий материнский крест. Сквозь меня проходит боль, и я нахожусь в этом распятом, прошитом состоянии. Но в подобном опыте нужно находить хорошее, светлое. Находить в этом любовь. Этот крест и есть любовь. Я верю в Бога, в Абсолют, в то, что все происходит по воле Создателя».

 В Европе много заброшенных церквей. Тем не менее европейцы сохраняют веру в Бога. У них развита забота о стариках, об инвалидах. По мнению Мадины, в Европе иное, чем у нас, отношение к этой категории граждан: «Я живу в небольшом городке Ордой в Бельгии, недалеко от Брюгге. Многому учусь и сужу о бельгийцах по примеру этого городка. Общество консервативное, люди глубоко верующие, но они не слишком ретивые исполнители религиозных ритуалов».  

Мадина посещает церковь. Хотя для молитвы ей не нужен храм: «Молитва – это отношения с Богом, общение с ним. Я чувствую его присутствие.  Получаю помощь». 

У художницы были сомнения, стоит ли выносить на публику свои личные переживания. Но она обнажила свои чувства, поняв, что все мы переживаем нелегкие времена. Делясь личным, мы обретаем союзников и становимся сильнее.


Источник -  dknews.kz

Читайте также

  • Комментарии
Загрузка комментариев...