Хорошо ли казахстанцам в Польше? Две противоположные истории | Агентство профессиональных новостей - AIPN.KZ | Агентство профессиональных новостей (АПН)

Хорошо ли казахстанцам в Польше? Две противоположные истории

681
13 минут
Хорошо ли казахстанцам в Польше? Две противоположные истории

Фото из личного архива героев

Одним из популярнейших направлений для эмиграции казахстанцев в последнее время стала Польша (наряду с Россией и Германией). Только в минувшем году страна приняла 13 тысяч казахстанцев-трудовых мигрантов, и после опыта работы в Польше иные из них приняли решение перебраться в страну на постоянное жительство.

В отчете "Миграция населения" за 9 ноября 2023 года от Бюро национальной статистики сообщается, что значительные миграционные обмены Казахстана происходят со странами СНГ. Прибывшие из ближнего зарубежья составляют 88%, часть убывших в эти государства – 78,1%. В Польшу на постоянное место жительства ежегодно выезжают 228 человек. Причем эта страна постепенно становится все более привлекательной в связи с политической ситуацией в мире. Поток мигрантов в Россию сократился. Польша представляется более безопасной и близкой ментально.

Так ли все радужно обстоит для репатриантов в Польше – вновь обретенной исторической родине? Оказалось, что возможность посещать храм и быть вместе с людьми одного вероисповедания - не менее важное обстоятельство, чем профессиональная востребованность в новой стране.

«Спокойная страна с добрыми людьми»

Вероника Б. с супругом

Вероника Б. рассказывает о своем опыте воссоединения с исторической родиной:

«Я репатриантка. Мы переехали в 2020 году с семьей в Польшу. Сначала жили в лагере 9 месяцев - около Варшавы, в Пултуске, потом выбрали город для проживания Белосток на востоке страны, так как в Казахстане ходили постоянно в православные храмы, и в Белостоке тоже есть православные церкви.

Сами мы из Алматы. До 18 лет жила с родителями в селе Тургень. И потом, когда мы уже жили в Алматы, на выходных приезжали к родителям и ходили все вместе в храм в Тургене, где служил отец Евгений (сейчас он известен как отец Варсонофий). Мы хорошо знали весь приход, и нам важным было общение с отцом Евгением.

Настоятель Храма Архистратига Божия Михаила в селе Тургень иеромонаха Варсонофия (Ларионова)Настоятель храма Архистратига Божия Михаила в селе Тургень иеромонах Варсонофий (Ларионов)

Мои мама и папа тоже эмигрировали два года назад в Польшу, но живут в ее западной части», - говорит Вероника.

Эмиграция, по свидетельству Вероники, непростой процесс. Но у ее супруга все получилось: он работает на заводе. Вероника пока находится дома:

«Третья наша дочь страдает аутизмом. Мне платят пособие. Официально я как мама ребенка с расстройством аутистического спектра получаю зарплату, мне также идут и пенсионные отчисления. Получаем мы и пособия на детей. В материальном плане живем лучше, чем в Казахстане, но до какого-то времени и в Алматы мы жили хорошо».

Храм в селе ТургеньХрам Архистратига Божия Михаила в селе Тургень

Муж работает в Польше на заводе, но в настоящее время платят значительно меньше, в связи с тем, что с нынешней обстановкой сильно упала реализация сельхозтехники: «Признаться, нас очень выручают пособия. Если бы не выплаты государства, нам с тремя детьми точно бы не хватало зарплаты мужа».

По признанию Вероники Б., многие местные поляки уезжают на заработки в Нидерланды и Германию:

«Конечно, в Польше есть и поинтересней города, есть неплохо оплачиваемая работа, судя по тому, как наши репатрианты ее находят».

Но для семьи Вероники главным было то, чтобы рядом находились храмы:

«А по всей Польше их в целом очень мало. Белосток - единственный город, где у детей в школе ведутся православные уроки, и им дают каникулы на Рождество и Пасху. Оказалось, что в Польше имеются местные православные поляки. Президент Белостока является католиком, но он всегда официально поздравляет всех православных с Рождеством и Пасхой. Думаю, это связано с тем, что Белосток стоит на границе с Белоруссией - в 40 км от города Гродно.

Более того, здесь - в ближайшие 40-50 км - в каждом селе стоит по православному храму. И даже в некоторых селах нет костелов, но есть православный храм. И в этих местах поддерживаются православные традиции».

По мнению Вероники, Польша - спокойная страна, в которой в целом хорошо жить:

«Поляки - очень воспитанные люди, трудолюбивые и терпеливые. У нас больной ребенок, и мы получаем столько внимания, терпения, благожелательности от поляков - они помогут совсем незнакомым людям. Одна пани, которую я даже в лицо не знала, принесла мне вязаные вещи для детей - сама вязала, смотрела на моих детей в окно, издалека как-то вычислила размеры. Вяжет вещи - свитера, шапки рукавички - приносит их мне. Соседи привозят нам соления со своего дачного участка, угощают нас. И при этом мы особо не общаемся».

Что же заставило супружескую пару покинуть Казахстан?

«Может быть, мы бы и продолжали жить в Алматы, но у нас поздно родились дети, и финансово нам было очень тяжело. Хотя я и мой муж всю жизнь работали в нефтегазовом секторе. Я в течение 10 лет была заместителем директора нефтяной компании. Потом вышла замуж, появились дети. И, увы, компания развалилась. Имея ребенка с аутизмом, я вынуждена была сидеть дома. Муж работал в сфере логистики, но и там начались сокращения персонала. Потом столкнулись с тем, что на работу принимают только тех, кто не старше 40-45 лет».

Супруги почувствовали безысходность: дети маленькие, из-за младшего нездорового ребенка Веронике приходилось сидеть дома. Перспективы пропали, пособий не было и не предвиделось.

И все было бы вполне радужно и идиллически хорошо в Польше, если бы не одно существенное «но».

Храм в селе Тургень-зимойХрам в селе Тургень

Супруги, привыкая к новой стране, продолжают скучать по Казахстану. Вероника признается:

«Все вроде хорошо, спокойно, а домой тянет. Очень скучаю по малой родине. И тут, знаете, не объяснишь. Я 45 лет прожила в Казахстане, а мой муж - 50 лет. Казалось бы, все тут очень хорошо, но как только где-то встречу наших людей из Казахстана, слезы наворачиваются. Ностальгия была, есть и будет, думаю. Мне часто снится Алматы, Тургень, горы. Во сне я часто хожу по горам».

Но вместе с тем, если бы супруги не уехали в Польшу, то, скорее всего, корили бы себя за неиспользованный шанс:

«В политическую ситуацию мы особо не вникаем, но, если брать простых, обычных поляков, то все они - отличные люди».

Вероника Б. считает, что волею судеб у нее две родины сейчас:

«Одна, очень родная с детства, - Казахстан, вторая – Польша – это зов крови. Думаю, со стопроцентной уверенностью, что, если бы меня сейчас переместить в Алматы, я бы скучала по Белостоку. Я не жалею о переменах в жизни. Слава Богу за все!»

Из Шымкента в Польшу

Опыт пребывания в Польше бывшей жительницы Шымкента Алины (женщина попросила не указывать ее подлинное имя) – совсем иной. Ей выпали в Польше тяжелые испытания. И она хотела поделиться обстоятельствами своей жизни с читателями из Казахстана.

История Алины в Польше – пример того, что кому-то может не повезти. Одни эмигранты находят работу, все у них быстро идет на лад. Алина же в Польше перенесла короновирус, серьезно заболела, получив тяжелое осложнение. Она стала инвалидом. Но не отчаивается, еще и потому, что здесь, в Польше, ей помогают – как государство, так и отдельные граждане.

Пейзажи, котрыми любуется Алина
Пейзажи в Польше

Алине хотелось увидеть родину своих предков. Получив визу, она отправилась в Польшу:

«Казахстан – это моя родина, здесь я родилась и выросла. Но и Польша была не чужой для нас страной. К тому моменту я чувствовала усталость, перегруженность делами. Мне хотелось изменить что-то в жизни, начать все с чистого листа».

Алина уехала в феврале 2020 года. Предполагала, что пробудет в Польше около трех месяцев, но в марте разразился короновирус. Алина вынужденно осталась в Польше:

«У меня была сильнейшая ностальгия. Тогда я нашла польскую православную церковь, которая находится вблизи нашего воеводства – мне повезло».

Православный храм, служители которой помогают АлинеПравославный храм, служители которой помогают Алине

Позвонила в церковь, настоятель церкви – поляк, владеющий русским языком, поговорил со Алиной, пригласил прийти:

«Для меня этот храм был кусочком моего Казахстана. Терзала тоска по родине. Все было не так для меня в Польше – язык чужой, вкус еды иной, все вокруг – другое. Только природа радовала, в Польше очень красиво. Друзей здесь себе не находила, да и времени на это не было».

Домик в польской деревне Алины
Домик в воеводстве Подкарпатье

Не получалось сразу оформить документы. Алина сильно переживала, плакала, нервничала. И это не прошло бесследно. Однажды она проснулась ночью и почувствовала, что правая нога горит огнем, потом резко заболела спина и голова. Вызвала скорую, врачи диагностировали короновирус.

«В больнице бардак и антисанитария»

И дальше начались тяжелые испытания для Алины. Женщину сокрушали недуги:

«Я живу в воеводстве Подкарпатье, меня поместили в больницу в городе Дэмбица. У меня постоянно была страховка, сначала казахстанская, потом купила местную – на случай аварии или неожиданного заболевания. В Дэмбице меня оставили, там дали таблетку и сироп, после чего у меня вдруг резко заболела голова. Врачи решили, что у меня удар, отправили на томографию. И с моим организмом стали происходить странные вещи: встаю с кровати и падаю, отнимается левая нога. Не понимаю, что со мной происходит.

Тут заканчивается страховка, они оставляют меня, но за оплату. Кладут в изоляцию, а потом в отделение неврологии. Потом от левой ноги начинает неметь все тело. Продолжала развиваться какая-то болезнь: я не могла умываться, причесываться. Без чужой помощи не могла есть».

Алине было мучительно испытывать ограничения, ведь она всегда была активной, подвижной. А в ситуации болезни потеряла былую активность:

«Мы в нашей жизни считаем, что надо купить машину, новый телефон. Нет! Счастье, когда ты можешь ходить – просто можешь свободно двигаться! Мы принимаем как должное то, что способны сами есть, одеваться, заботиться о себе. Но все это – огромная благодать от Бога!»

Пейзаж в Подкарпатье - желтое поле рапса
Пейзаж в воеводстве Подкарпатье - желтое поле рапса

В больнице города Дэмбица царили бардак, грязь и полная антисанитария:

«Ни в какое сравнение с нашими казахстанскими больницами, с безукоризненной стерильностью, с нашими медсестрами, которые следят за чистотой, со старательными санитарками, которые беспрестанно драят в больнице каждый сантиметр. А в этой клинике санитары были мужчины, один из них зашел в палату, вытер середину пола и ушел. Конечно, не все больницы в Польше такие, в какой пребывала я».

И это была не единственная столь неприглядная больница, в которой оказалась Алина. Но наконец ее привезли в реабилитационный центр. И там уже было хорошо, как в санатории:

«Меня окружали обходительные, вежливые медсестры. Они искупали меня, привели в порядок, готовили с вечера одежду. Я к тому моменту разучилась ходить, мне дали специальные ходунки, обучали хождению, делали со мной упражнения. Врач направила меня к профессору, чьей специализацией были редкие заболевания.

Мне наконец диагностировали мою проблему – «болезнь Дэвика», худшая форма болезни рассеянного склероза. На 10 тысяч человек только один страдает этой болезнью. И уже пять лет я живу с этим заболеванием, развитие которого может привести к параличу и слепоте. Примечательно, что на проявление болезни влияет эмоциональное состояние человека».

«Молюсь за тех, кто меня бросил»

Алина получила первую группу инвалидности, при которой нельзя работать. Пенсию ей не выплачивают, так как женщина не успела поработать в Польше, накопить пенсионные начисления:

«И я очень признательна нашему парню из Польского центра в Шымкенте. Он мне помогал, присылал деньги. В Польше мне помогали добрые люди - приходили, кормили, поили, мыли даже. Спасибо им, спасибо, что Господь послал мне хороших людей!»

Со страховкой получилось так: Алина, не читая, подписала документы в больнице, а там ей написали, что нога у нее отнялась, когда женщина была дома. На этом основании ей отказали в страховой сумме.

В Доме инвалидовВ Доме инвалидов

Алине назначили реабилитацию, которую она постоянно проходит. Обратилась в организацию помощи инвалидам, ей дали в дар бесплатную коляску:

«Я благодарю Польшу, мне здесь помогают. Обидно, что не свои соотечественники помогли, а поляки, по сути – чужие люди. Помогает еще бабушка-полька, которая присылала мне средства на дорогостоящее лекарство. И настоятель православной церкви здесь, в Польше, привозил мне продукты».

Домик в польской деревнеДомик в польской деревне

«Польша стала мне второй родиной»

Алина подчеркивает, что в Польше очень заботятся об инвалидах. По ее словам, если ей суждено было заболеть короновирусом и стать инвалидом, то хорошо, что это произошло именно в Польше, где ей оказывают полноценную и всестороннюю помощь.

Женщина считает: то, что случилось с ней, могло произойти с каждым человеком. Никто не застрахован от подобного – можно внезапно заболеть и столкнуться с большими трудностями. Кто-то приезжает в Польшу, и все у него идет хорошо. Далеко не каждый проходит такие испытания, которые выпали на ее долю.

Когда стало совсем плохо, Алина в отчаянии написала письмо президенту Польши:

«И кабинет президента отправил распоряжение в ту гмину (административная единица), где я живу, чтобы обо мне заботились сотрудники гмины. И мне стали помогать».

Например, Алина написала заявление, в которое просила переделать ванну с учетом ее потребностей, и ванна была оборудована поручнями, был также приспособлен душ, чтобы мог пользоваться человек с параличом. Возникали трудности, связанные с плохим знанием польского языка. Теперь этот барьер преодолен.

«Да, я заболела, но в чем-то мне повезло – я столкнулась с хорошими людьми и очень благодарна им. Каждый проходит свое испытание», - подчеркивает Алина.

Алина постоянно испытывает сильные боли. Болезнь Дэвика, которую называют «тихим убийцей» - это воспаление спинного мозга. У Алины сильно болят суставы рук, ног, боли терзают все тело. Лекарства, которые она принимает, лишь поддерживают, немного облегчают состояние:

«Я проживаю день и стараюсь ценить его. И, слава Богу, что ты проснулся, что ты жив».

Центр для людей с ограниченными возможностями
Центр для людей с ограниченными возможностями

Иногда Алина посещает Центр для людей с ограниченными возможностями, где можно найти занятие для души – рисовать, петь, читать, вышивать, собирать пазлы, смотреть фильмы вместе с друзьями, просто общаться:

«В доме инвалидов нас посещает психолог и психиатр, реабилитолог, который проводит занятия арт-терапией. Там много молодежи, детей с различными поражениями ЦНС. Только двое колясочников, как я. Нас вывозят в театр, в кино, на природу. Мы чувствуем своею причастность к жизни общества».

В доме инвалидовВ доме инвалидов

Алине выделили опекуна:

«Приходит женщина, помогает. Иногда вывозит на прогулку – куда-нибудь в живописное место. В Польше развита система помощи людям с какими-либо ограничениями. Не уверена, что в Казахстане была бы подобная опека. Знаю, что в РК лечат рассеянный склероз, но как помогают людям с болезнью Дэвика?»

В доме инвалидовВ Доме инвалидов. С друзьями

Алину, гражданку Казахстана, не бросили в Польше. Она окружена заботой, вниманием, ей оказывают столь необходимую помощь:

«Эта страна стала мне второй родиной, и я очень благодарна тем людям, которые мне помогли и в настоящее время заботятся обо мне. Конечно, мне очень тяжело. Но Господь не оставляет меня, это его милость, сама я очень слабая, без Бога бы не выдержала. Нужно верить. В моей беде я не осталась в одиночестве, всегда рядом со мной были люди. Спасибо им всем и Господу, что послал мне таких людей! Надо все принимать и нести свой крест, который тебе дал Господь. Я также молюсь за обижающих меня и за тех, кто помогал. За каждый грошик, полученный мною от добрых людей. Стараюсь никого не забыть в своих молитвах».

  • Комментарии
Загрузка комментариев...