Каждого третьего ребенка усыновители возвращают в детский дом | Агентство православных новостей (АПН)

Каждого третьего ребенка усыновители возвращают в детский дом

64
11 минут
Каждого третьего ребенка усыновители возвращают в детский дом
Константин Маскаев

Чтобы сделать удачное фото ребенка, нужно оказаться вровень с ним. Присесть и расположить камеру на уровне глаз малыша. Недоступный с высоты роста взрослого, детский мир может раскрыться иначе.

Исследование темы о сиротах привело меня в добротный детский дом, где для детей, кажется, созданы все условия. Накормлены, хорошо одеты, посещают школу, секции и кружки, рисуют, играют в своем детском театре, ухаживают за небольшим садом-огородом… 

В поиске кадра в уставленной разнообразными игрушками детской комнате, я опускаюсь на колени перед группой ребятишек. Им сказали, чтобы они взяли свои любимые игрушки и играли. Для фотографии. 

То, что произошло после, видимо, стало неожиданностью и для воспитателей. Я не успел «навестись», как меня облепили четверо или пятеро малышей, повалили на ковер. Остальные спешили ко мне, оттесняя первых. Детские ладони гладили щеки, голову. Кто-то повис на спине и плечах. И каждый (!) подставлял голову под мою ладонь: гладь, гладь меня, дядя! 

Фотосъемку пришлось перенести, потому что из глаз текло и не позволяло навести резкость…

Об опыте родительства недостаточно просто прочитать или посмотреть пронзительное кино. Этим нужно жить, чтобы научиться не только взаимодействовать с приемными, ранеными детьми, но и каждодневно отвечать на вопрос: что ты можешь им дать?

Жанна Ким - известный специалист по вопросам усыновления и социальной адаптации сирот, одна из руководителей общественного фонда "Сообщество приемных родителей Казахстана". В семье Жанны трое своих детей и семеро приемных. Она знает, что материальное благополучие – не главное, когда идет речь о формировании и гармоничном развитии личности. 

Мы беседуем в маленькой гостиной: круглый стол, три кресла, скромная домашняя обстановка. Жанна отдает свои силы приемным детям. Своим и чужим. Она предпочитает жить по принципу, что чужих детей не бывает. В ходе беседы осознаю, что воображением мне не постичь и сотой доли того, что знает и чем живет эта женщина. Из какого ада она стремится вытянуть детей, не знавших ни материнской ласки, ни отеческой заботы.

Свой опыт она использует для подготовки будущих усыновителей к сложному пути, по которому им предстоит вести искалеченных детей без детства. 

news1383.jpg

Фонд занимается школой и клубом для приемных родителей, ведет чат в мессенджерах в режиме «24 х 7». С первого шага по сбору, оформлению и подаче документов на усыновление до полной адаптации ребенка в семье сотрудники фонда рядом с теми, кто хочет усыновить ребенка.

Жанна рассказывает, что они с мужем занялись этой работой после того, как сами взяли приемного ребенка в семью. 

Большинство людей пребывает в заблуждении относительно того, что происходит в среднестатистическом детском доме. Стереотипы мышления выдают картину: дети одеты-обуты, сыты. Играют и развиваются, посещают экскурсии и кинотеатры, спят в теплых кроватках. Единственная проблема – отсутствие в их жизни отца и матери. Но это компенсируется наличием педагогов-наставников. Остаются неизбежные издержки, влияние которых на формирование личности следует нивелировать или исключить. 

- С момента рождения маленький человек полностью зависит от взрослого, который на протяжение продолжительного времени обеспечивает ребенку базовые потребности в безопасности, еде и тактильных ощущениях, – разъясняет Жанна Ким. – Мама оберегает малыша, кормит, обнимает, прижимает к себе – то, что с первых минут неосознанной жизни усваивает ребенок. Это исключительно важное взаимодействие сформирует его и окажет благотворное влияние в дальнейшем. В детском доме удовлетворения трех этих потребностей в достаточном объеме не происходит. Ребенок получает психологическую травму в раннем детстве. Эта травма сопровождает его, даже если быстро найдутся человек или семья, которые окружат малыша теплом и заботой. Оставшиеся без матери и отца или брошенные дети с большим трудом адаптируются к домашнему быту и семейным взаимоотношениям. Хуже всего, когда семья, не сумев справиться с бременем усыновления, возвращает приемного ребенка в детский дом. Примерно каждого третьего постигает такая участь. Это катастрофически ломает психику ребенка, а порой приводит к самоуничтожению. 

У Жанны в блокноте – цифры и судьбы. И попытки что-то исправить в маленькой сломанной жизни. Фонд проводит 40-50 первичных консультаций в месяц для тех, кто желает усыновить ребенка. В центре пытаются изменить представление людей о том, на что они нацелились. Лишь одна или две семьи из сотни приходят к усыновлению осознанно и ответственно. Остальные 96-98 процентов пытаются таким образом решить собственные психологические проблемы. Возможно, они не осознают этого, а пребывают в заблуждении, что обретут гармонию в форме материнства или отцовства. Однако чаще всего потенциальные усыновители стремятся поднять самооценку, записать в актив доброе дело и похвалить себя за благородный поступок.

Кого ищут среди кандидатов на усыновление-удочерение? Возраст до трех лет, своей национальности, сходной внешности… «У нас есть сын, мы хотим воспитать ему брата и друга…» Сюда же относится пресловутое «кто мне в старости стакан воды подаст…». «Хочу маленького, чтобы привык», «сохраню в тайне факт усыновления/ удочерения», «больного мне не нужно» – это основной набор «хотелок», с которым потенциальные приемные родители подходят к процессу.

Они идеализируют картину настолько, что прежде всего видят готовый результат и не видят для себя другого развития событий. Мужчины часто говорят, что из мальчиков воспитают мужчин, научат играть в футбол или хоккей, заниматься каратэ, водить автомобиль, кататься на горных лыжах. Женщины желают растить ласковых и отзывчивых красавиц и помощниц, обучать рукоделию, творчеству и всему необходимому в жизни и, выдав замуж, растить замечательных внуков. 

- Эти люди видят в приемном ребенке некий материал для реализации своих стремлений. – рассказывает Жанна. - И это беда, потому что за этим скрывается эгоизм и нереализованные амбиции. За приемным ребенком нужно отправляться только тогда, когда ты стремишься помочь ему, а не себе. Задача школы приемных родителей – на первой же встрече разъяснить, что речь идет о детях с тяжелой судьбой и сложно исправляемой психологической травмой. Эти дети не похожи на детей из нормальной семьи. Приемные родители будут вкладывать свои любовь, тепло и заботу в ребенка. Но этот процесс может оказаться безответным. Чтобы получить хоть какое-то удовлетворение от вложенных в приемного ребенка сил, энергии и любви, требуется очень много терпения и времени.

К сиротам люди могут испытывать чувство сострадания и пребывать в уверенности, что, накормив и окружив ребенка заботой, назвав его сыном или дочерью, поместив в семейную атмосферу, вскоре увидят благодарного и отзывчивого человечка. Но действительность далека от воображаемой картинки. Многих часто пугает то, о чем они узнают уже на первой консультации, потому что не ожидают услышать, с чем им предстоит столкнуться в реальности. Реальность же, по словам и опыту Жанны такова, что, если над девочками и мальчиками с младенческого возраста совершали сексуальное и иное насилие, сопряженное с подавлением личности со стороны старших воспитанников, сложно ожидать, что девочки станут счастливыми невестами, а мальчики – мужественными атлетами. Поэтому, когда на второе занятие треть людей не приходит, она воспринимает это с удовлетворением: значит разобрались, возможно расстались с иллюзиями. 

- Больше половины приходят таких, кто не смог родить своего ребенка. Я не отговариваю, а говорю, с чем реально придется столкнуться, - поясняет Жанна. - Моя цель сказать людям, что, если у них есть любовь и желание, есть дом и семья, они реально могут помочь еще одному человечку вернуться в мир. И что усыновление следует воспринимать как роды собственного ребенка. Но заведомо родившегося с различными явными и скрытыми патологиями. 

По данным Комитета по охране прав детей (КОПД) в 2017 году по Казахстану зарегистрировалось сорок тысяч кандидатов, которые намеревались взять детей в приемные семьи. А детей в детдомах к тому времени уже оставалось около пяти тысяч. И, казалось бы, должны были всех усыновить. Но кто-то, разобравшись, отказался от самой идеи. А другие просто сдали детей обратно в детские дома, потому что относились к ним как к живности, которая должна дарить радость. 

 - Обществу следует поменять неадекватное отношение к приемным детям, к их выбору, да и к самому решению об усыновлении, - продолжает Жанна. - Нужно формировать понимание, что сирота или воспитанник детского дома – это живой человек, личность, он родился, чтобы его любили. А не для того, чтобы реализовывать чужие желания и потребности. Многим потенциальным усыновителям это не нравится. Есть совершенно вменяемые, кто уже через месяц школы, обдумав и взвесив все «за» и «против», готовы брать ребенка. А есть и такие, кто посещает занятия, лекции и клубные встречи в течение всего времени, сколько существует фонд - около пяти лет. Они до сих пор ходят, приглядываются, наблюдают за анкетами детей на сайтах. И не могут решиться, не чувствуют своей готовности, высказывают опасения… 

Частый пример из практики. Семейная пара, у которой подрастает ребенок, намерена взять приемного ребенка, братика или сестру, поскольку мама больше не хочет или не может рожать по медицинским показаниям. Но готова ли эта семья быть рядом с приемным ребенком в режиме 24/7 или нанять няню? Это требуется, поскольку изломанный детским домом ребенок будет обижать их родных сына или дочь. Он может пытаться насиловать, будет бить и убивать. Это действие компенсаторного механизма психики, о чем нужно знать. Так бывает: в детдом дети часто попадают из травмирующей обстановки, где мать и отец ведут беспорядочный образ жизни, допускают оргии с собутыльниками, не заботясь о том, видят это дети или нет. Затем дети попадают в систему, где творится свой специфичный беспредел. Где каждый, начиная с двух-трехлетнего возраста либо пережил сексуальное насилие, либо оказался его свидетелем. И практически каждый отказник с возраста в несколько месяцев испытывал физическое насилие, подавление личности или побои. Не говоря о недополучении базовых нужд и применении граничащей с садизмом изощренной системы наказаний со стороны персонала, где лишение еды, содержание в раздетом виде на улице зимой или в подвале – не самое ужасное. 

В 2017 году в Казахстане под эгидой ООН прошла конференция по проблеме сиротства, где Жанна презентовала исследование, почему некоторые приемные родители возвращают детей. Пятым пунктом в списке причин она назвала работу СМИ. Или недостаточное освещение проблем содержания детей в детских домах. Как следствие – отсутствие формирования у общества терпимого или нейтрального отношения к сиротам. 

- Вам кажется, что большинство относится к сиротам с сочувствием или хотя бы нейтрально, – продолжает рассказывать Жанна Ким. - Но приемные семьи сталкиваются с целым комплексом проблем. Их почти нигде не ждут с распростертыми объятиями. Ни в системе образования, ни в поликлинике, ни в спорте, ни в сфере увлечений или развлечений. Постоянные травля и неприятие. У меня десять детей. Семь из них – приёмные. Устраиваю всех в школу. Директор говорит, что возьмет только тех троих, что я родила. Остальных рекомендует отдать в спецшколу. Неприкрытые дискриминация и пренебрежение! Другой характерный эпизод. У приемной дочери оказалась астма. Родившая ее женщина выбросила новорожденную в мусорный бак. К моменту, когда малышку обнаружили, девочка приобрела эту дыхательную патологию. Годам к четырем приемная мать обратилась к очень хорошему специалисту в Алматы. В поиске причин астмы доктор опрашивал мать о различных жизненных ситуациях, пока не дошло до вопроса о том, как протекали роды. Услышав, что девочка приемная, он тут же потерял интерес и предложил женщине самое отвратительное: сдать девочку обратно в детский дом и вместо нее «взять нормального здорового ребенка».

Часто родители детей из полноценных семей требуют убрать из общего пространства школы или сада приемных детей, которые уже воспитываются в новых семьях. 

Неприятие в обществе нужно менять через СМИ, уверена руководитель ОФ "Сообщество приемных родителей Казахстана". Доносить до людей, что дети-сироты существуют не для того, чтобы решать личные проблемы взрослых.

news1382.jpg

- Когда мы с мужем вникли в особенности этой системы, мы поняли, что не сможем ее поменять. Мы решили, что будем консультировать и обучать приемных родителей, опекунов, патронатные семьи. Чтобы они не просто забирали детей, а понимали, с чем могут столкнуться. Сейчас мы можем говорить о том, что эта работа дает свои плоды, поскольку до 70 процентов приемных родителей стали брать детей постарше - пяти-семи лет, хотя на старте обучения они видели для себя приемлемым только самый ранний возраст, от рождения до двух-трех лет. То есть, происходит изменение сознания. Уже берут детей других национальностей, с заболеваниями, проблемной психикой. И намерены посвящать свои силы этим детям в надежде на то, что со временем смогут помочь им стать нормальными, счастливыми, самодостаточными. Это огромная работа по изменению мышления и взглядов на ценность жизни ребенка. И я считаю, что, если бы об этом снимали какой-то документальный или художественный материал, это бы меняло отношение всего общества к проблеме сирот – заключает Жанна Ким.

Источник -  365info.kz

Читайте также

  • Комментарии
Загрузка комментариев...