Про триумф монументализма отдельно взятого здания | Агентство православных новостей (АПН)

Про триумф монументализма отдельно взятого здания

818
11 минут
Про триумф монументализма отдельно взятого здания
Евгения Морозова

Недавно была в здании Казахской Академии наук. Очень люблю его. 

Да, я фанат так называемой «сталинской архитектуры», обожаю ее роскошь и великолепие, ее монументализм, прочность, надежность. Люблю всякие капители, колонны, портики, которые архитекторы того времени лихо и щедро применяли в своих проектах. Обожаю барельефы, геральдические композиции и изображения людей труда и науки. Могу часами разглядывать колонны и фасады, на которых красуются фасции, ликторские топорики, венки, копья и прочие детали, символизирующие триумф. 

news2565.jpg

news2566.jpg

Тогда предполагался триумф советского строя. Но строя уже нет, а здание стоит. Значит, это все-таки триумф здания!

Потому бываю здесь с радостью и удовольствием. Конечно, происходит это нечасто – и всегда по делу: прихожу сюда либо интервью с ученым человеком записать, либо с гостями во время экскурсии «Академический квадрат» - есть у нас в копилочке такая. Но всегда нахожу хоть минутку, чтобы просто постоять и полюбоваться величественными колоннами, длинными коридорами с высокими окнами, вызвать эхо в холле первого этажа, поразиться небесному куполу холла на втором. 

И очень захотелось поделиться собственным ощущением радости от увиденного с читателями, с теми из вас, кто далеко и никогда не был в Академии Наук! Сфотографировать интерьеры и показать здание всем тем, кто не может сам приехать и посмотреть, насколько оно красиво и величаво!


Про непонятное

Но не тут-то было. Оказывается, фотографировать внутри здания нельзя! То есть можно, но сотовым телефоном (а этого просто никто запретить не может – все входящие сюда немедленно достают сотовые телефоны и начинают запечатлевать окружающее их великолепие).

А профессиональной камерой только за деньги. Даже если снимаешь ты не для домашнего фотоальбома, а для публичной статьи. И будет эта статья не про свадьбу (похороны, юбилей) в интерьерах Храма науки, а про здание, которое является памятником истории и культуры и охраняется государством.  Непонятно тогда, от кого охраняется? Неужели от меня?

news2567.jpg

Но спорить я не стала. И поскольку нет в моем семейном бюджете такой графы «фотосессия интерьеров Академии наук», то от идеи сделать качественные профессиональные фото внутри здания (снаружи никто запретить точно не может) пришлось отказаться. Простите…

news2568.jpg

news2569.jpg


Про здание

Оно, здание – поразительной архитектурной красоты. И «всяк сюда входящий» сразу поражается увиденному. Здание это - один из главных архитектурных памятников города. Его строительство началось в 1948 году, а закончилось только в 1957-м. Об этом свидетельствует огромная розетка на фасаде, на которой витиевато замаскирована цифра «1957». Проектировал здание, кстати, архитектор Щусев. О котором до недавнего времени я знала только то, что он является автором проектов мавзолея Владимира Ленина, московского Казанского вокзала да нашей Академии Наук. Оказалось, что список его талантливых творений гораздо длиннее. 

news2570.jpg


Про архитектора

Я догадывалась, что Щусев Алексей Викторович – архитектор выдающийся. «Ну не могли же в советское время абы кому доверить создание мавзолея для Ильича?», - примерно так я рассуждала. Но подробностей его известности не знала до некоторых пор. Просто не интересовалась. А зря. Ведь был он человеком широких архитектурных взглядов и создал много интересных зданий, которые до сих пор являются украшением городских ландшафтов. И, наверное, именно поэтому жил вполне себе неплохо и «при царе», и «при коммунистах» и пережил все катаклизмы, которые приготовил миру 20-й век. Мало коснулись его и репрессии, так был могуч его талант. Наоборот – он был академиком, ведущим архитектором Советского Союза, лауреатом множества премий, в числе которых - четыре Сталинских! 

news2571.jpg

Про премию

Мне было лет 12, когда я узнала, что была такая премия – Сталинская. Прочитала я тогда про Кукрыниксов (то есть художников Михаила Куприянова, Николая Соколова и Порфирия Крылова), которым эту премию дали в 1942 году, а они решили купить на эти танк для армии. За ответами на возникшие вопросы пошла к учительнице истории. Она и рассказала, что денег на танк не хватило, потому что танк стоит 295 000, а премия была 100 000. 

Сумасшедшие деньги! В 1939 году (премия была учреждена 20 декабря 1939 года)  средний уровень зарплат в стране был неизмеримо ниже: например, средний годовой доход библиотекаря составлял 1800 рублей. 

Размер премий — 100 тысяч рублей (первая премия), 50 тысяч (вторая) и 25 тысяч (третья) —). Всего за время существования премии на выплаты лауреатам было потрачено 57,7 миллиона рублей.


Про то, что в интернете

Вот что удалось нарыть в интернете, узнать у знакомых архитекторов и историков. И чем больше я читала статей про великого архитектора, тем роднее он мне становился. 

Родился Щусев Алексей Викторович в дворянской семье в Воронеже. Учился в Высшем художественном училище в Санкт-Петербурге у известных мастеров Репин и Бенуа. Учился он блестяще, и за свой дипломный проект он получил Большую Золотую медаль и право на заграничную командировку. Для поездки он выбрал Среднюю Азию, и в составе археологической экспедиции под руководством профессора Николая Веселовского исследовал древнейшие памятники Самарканда - гробницу Тамерлана Гур-Эмир и соборную мечеть Биби-Ханым. Он снимал кальки с многочисленных орнаментов и обмерял здания. 


Про отношения

… И вот с этого момента Щусев перестал быть для меня просто «великим советским архитектором», а стал близким и понятным человеком. Тут же вспомнилось, как я бродила по Самарканду, удивляясь красоте и величию этих удивительных исторических объектов. И как наш гид Джамиль рассказывал о том, какой титанический труд вкладывали ученые прошлого в их исследования. А я еще подумала: сколько ж людей вдохновили на прекрасное красота и величие этих старых зданий.  

Понимаю: Щусева они точно вдохновили, и впечатления от этой поездки оказали значительное влияние на дальнейшие работы архитектора. Восточные мотивы и элементы среднеазиатской архитектуры позже появлялись во многих работах архитектора.


Про первый заказ

Самый первый свой заказ он делал в 1901 году для Успенского собора Киево-Печерской лавры: отреставрировал иконостас церкви и заменил алтарь алтарной преградой. Работа его очень увлекла, он стал изучать древнерусское зодчество и искусство. В результате поступил на службу в канцелярию Священного Синода и стал его официальным архитектором. Вот такие интересные вещи случаются – мавзолей главного врага клерикальной идеологии делал, оказывается, синодальный архитектор. 

Но серьезную архитектурную деятельность Щусев начал не со строительства зданий, а с их восстановления.  Буквально из руин он восстанавливал старые здания, в основном это были православные храмы. И даже разработал собственную методику восстановления, в основе которой был научный подход к реставрации. Причем, проектом предусматривалось, что в новое здание тщательно включались не только остатки старых стен, но и фрагменты перекрытий, которые извлекали из почвы, к примеру, при археологических раскопках. 

Методика эта была опробована в первом его самостоятельном проекте - реконструкции церкви Святого Василия в селе Овруч недалеко от Житомира, куда Синод командировал Щусева в 1904 году. 

news2572.jpg

Церковь была построена в 1190 году князем Рюриком Ростиславовичем. Но через 150 лет была разрушена и до начала 20-го века стояла в руинах. В то время считалось, что задача реставратора состоит вовсе не в том, чтобы восстановить первоначальный облик. Нет, реставраторы конца 19 века стремились создать «идеальное здание», то есть сделать здание таким, каким оно могло бы быть при идеально сложившихся обстоятельствах. Щусев пошел другим путем. Он тщательно измерил все детали, от здания оставшиеся, и с помощью археологов и историков вписал их в проект. И создал храм, максимально близкий к реальному храму 12 века - монументальный собор в европеизированном византийском стиле. 

news2573.jpg

Этот проект специалисты тут же поставили в ряд самых ярких явлений современности. В архитектурно- художественных кругах стали говорить о щусевском направлении в архитектуре, а самого архитектора объявили основоположником неорусского стиля. За эту методику реставрации зданий в 1910 году Щусеву присвоили звание академика. А император наградил его орденами Анны II степени и Станислава III степени за вклад в церковное строительство. 


Про славу

Потом были другие интересные проекты, к архитектору пришла слава модного русского архитектора. Богатые клиенты, в том числе и в Европе, жаждали видеть на своих землях хоть что-что «в щусевском стиле». А он, похоже, работать любил. Строил разное и в разных стилях – дома, павильоны, общественные здания, вокзалы. И даже к горячо любимому мною Храму Христа Спасителя в итальянском Сан-Ремо Алексей Щусев, оказывается, тоже руку приложил: строили этот храм по чертежам Щусева в 1913 году. А Пьетро Агости, в полном авторстве которого я была стопроцентно уверена, был руководителем проекта. Церковь Николая Чудотворца в Бари – тоже щусевского авторства.

Зодчим он был талантливым, многоликим. И после революции создал много удивительных архитектурных объектов и в Москве, и по всему Советскому Союзу: здание санатория в Мацесте, Министерство земледелия на ул. Кирова в Москве, здание Института Маркса - Энгельса - Ленина на проспекте Руставели в Тбилиси (это историческое здание, как это любят на постсоветском пространстве, хотели снести, потом передумали и исковеркали переделкой, сейчас там отель), Театр оперы и балета имени Навои в Ташкенте – это здание живо, стоит и радует своей могучей красотой.  На здании, кстати, висит мемориальная доска, посвященная японским военнопленным, участвовавшим в строительстве театра. Театр возводили уже после войны, и на стройке использовали дешевую рабочую силу военнопленных. В Ташкенте, как в послевоенной Алма-Ате, много зданий, построенных силами японских военнопленных… Но я отвлеклась. 


И снова про Академию

Здание Академии наук Казахской ССР стоит в списке реализованных проектов архитектора предпоследним. Проект был представлен в 1948 году, а строительство завершилось уже после смерти Щусева. То есть нашу Академию в построенном виде он не застал, умер на несколько лет раньше - 24 мая 1949 года...

news2574.jpg

Когда-то Казахская Академия наук занимала целый комплекс сооружений в районе улиц Пушкина, Шевченко, Кунаева и Курмангазы. «Академический квадрат» - так называем его мы, городские гиды. Часть из них трехэтажная, построенная буквой «Ш» - это как раз то здание, которое проектировал Щусев. А в 1981 году к Ш-образному зданию был пристроен корпус с южной стороны: «Дом ученых». Он заслуживает отдельного долгого и полного восхищенья рассказа – там свои истории и свои талантливые решения пространства, отражающие уже другую эпоху и воплотившие другие тренды. 

news2575.jpg

А в «щусевской» части комплекса даже ничего не смыслящий в архитектуре человек (вроде меня) сразу углядит в фасадах здания и его интерьерах сочетание и мастерское переплетение классических элементов зодчества с национальными мотивами. Центральный вход выстроен по принципу азиатского портала – пештака. Вот они, отголоски давней среднеазиатской экспедиции архитектора, вот так в его творчестве проявлялось влияние восточного зодчества. 

news2576.jpg

Особенно впечатляет холл с ярко расписанным куполом. Это пространство вообще отдельный арт-объект. И у него даже есть собственное эхо.    

news2577.jpg


Про эхо

Не каждое здание, даже старинное, даже величавое, даже памятник архитектуры может похвастаться собственным эхом. А тут оно есть. Живет в холле первого этажа под куполом. Купол этот необыкновенной красоты, разглядывать его можно часами. Но самая главная отличительная черта купола – умение многократно отражать от поверхности звуки. Специалисты говорят, что это ошибка проектирования или строительства. А посетителям кажется – нет-нет, какая ошибка, это ж чудо, запланированное талантливым мастером. 

Ну как бы там ни было, каждый, кто попадает в здание, старается пройти через холл максимально «шумно» - похлопать в ладоши, потопать ногами, крикнуть, спеть – и услышать многократный ответ здания на свой привет…  

Жаль, что в здание просто так не зайдешь – все-таки тут люди работают. Но повод пойти сюда есть даже у тех, кто не имеет никакого отношения к науке. В здании не только работают ученые (некоторые, правда, говорят, что науки в здании уже не осталось, но мы сейчас не об этом), но и действуют музеи. 


Про музеи

Их в здании Академии три: археологии, природы и музей редкой книги. Четвертый расположен в «новом» здании – в Доме учёных. Все музеи уникальны, и экспонаты в них уникальны. Я совершенно без иронии это говорю, тут есть что посмотреть, и есть кого послушать: экскурсии ведут научные сотрудники. И потому каждый визит в эти музеи для меня - радость и счастье. Музеи не очень большие, я бы даже сказала маленькие, но это только по размерам. А по насыщенности экспонатами очень даже большие. Огромные.  

news2578.jpg

Моя большая во всех смыслах любовь – это динозавры в палеонтологическом зале. Есть копии, есть оригиналы – в смысле, настоящие кости настоящих динозавров. 

news2579.jpg

А на втором этаже, там, где сидят археологи, есть даже части старой, еще средневековой канализации. Настоящие трубы, не какая-нибудь пластиковая подделка. 

news2580.jpg

Ну а по пути к музеям обязательно надо притормозить и оглядеться. И увидеть мрамор, дерево, гипсовые орнаментальные детали, декоративные росписи панно на потолке.

news2581.jpg

news2582.jpg

Разглядеть. Восхититься. Поразиться. 

И вернуться сюда еще тысячу раз.


Источник -  Ratel.kz

Читайте также

  • Комментарии
Загрузка комментариев...