Вознесенский собор. Штрихи времени | Агентство православных новостей (АПН)

Вознесенский собор. Штрихи времени

848
9 минут
Вознесенский собор. Штрихи времени
Константин КОЗЛОВ, Алматы

Главный собор Алматы известен алматинцам и казахстанцам как архитектурная жемчужина, памятник гениальной инженерной мысли. Однако в жизни многих людей Вознесенский собор был гораздо большим, чем просто городской достопримечательностью или даже духовным местом. Сегодня мы предлагаем вспомнить людей, в жизни которых собор сыграл важнейшие роли. 

Конечно, говоря о Вознесенском соборе, нельзя не вспомнить о том, благодаря кому это здание появилось и главное – удержалось и устояло целым во время землетрясения 1911 года. Это замечательный инженер-строитель и архитектор Андрей Зенков, руководивший возведением собора. Его биографию знают все, кто мало-мальски интересуется историей города. Не так широко известны современники Зенкова, служившие в соборе в первые годы.

Недавно произошла занятная, полумистическая история обнаружения фото с автографом Андрея Павловича, переданное в дар одному из первых священников, служивших в Вознесенском. Об этом рассказал ключарь собора протоиерей Александр Суворов. В Великую среду перед Пасхой ему позвонил знакомый и сообщил, что в одном из антикварных магазинов появилась вещь, которая его заинтересует. 

– Я спросил – дорогая ли она, и мне ответили, что она стоит тех денег, которые за нее просят, и что я должен ее взять. На следующий день состоялась встреча с представителями магазина. Они показали мне товар, и я ахнул – это была фотография собора с надписью: «Дорогому сотруднику и деятельному участнику по созданию храма сего отцу Михаилу Андрееву от глубоко признательного Андрея Зенкова. 23 июля 1909 года», – вспоминает Александр Суворов. 

news3969.jpeg

Фото собора с автографом Андрея Зенкова Михаилу Андрееву 

Не так много людей знает имя Михаила Андреева. Именно он курировал строительство собора от церкви и во многом влиял на то, каким будет окончательный проект храма. Судьба его довольно трагична. Он увидел и появление на свет своего «детища», и его упадок в 20-х – закрытие храма, снятие колоколов и превращение колокольни в реставрацию. В те времена Андреева многократно судили. С начала 1920-х и до конца 1930-х его несколько раз арестовывали. Он отбывал заключение и ссылки в самых разных точках СССР – от крайнего севера в Нарыме, до юга в Ташкенте. И там же служил. К примеру, в Красноярске на его службы, которые он проводил в гостиной обычного дома, набивались сотни людей, и их порой разгоняла милиция. 

Последним городом его земного пути был Чимкент, где его и расстреляли в 1937 году. Родственникам священника удалось бежать из Советского Союза через южную границу недалеко от Ирана. Надо понимать, что тогда переход границы был сопряжен с риском для жизни. Любого, кто нелегально уходил из СССР, пограничники могли расстрелять при нарушении границ. Тем не менее, родственникам Михаила Андреева удалось уйти целыми и невредимыми. Из Ирана они перебрались в Европу. И, судя по всему, именно им удалось вывезти эту фотографию из СССР. Остается лишь гадать, как фотография с личной подписью Зенкова Андрееву оказалась в одной из антикварных лавок Парижа. Даже купить его удалось за умеренную сумму, а между тем в этой фотографии с автографом – судьбы двух людей, сотворивших Вознесенский. И если у Андреева был трагический путь и насильственная смерть, то Зенков умер своей смертью с репутацией уважаемого человека в городе. А спустя много лет он и вовсе стал легендой. 

news3969.jpg

Музей истории религии и атеизма 1930 г


«Ни одного гвоздика нет» 

 «… А ведь сюда город хотели перенести, Кларочка, - сказал он. - Вот в эту степь. Это после землетрясения 909 года. Хорошо, что Зенков отстоял.  Зенков – это тот, который собор выстроил, - объяснил Зыбин парню.

 - Замечательный человек, - с готовностью подхватил парень. - Говорят, в соборе этом ни одного гвоздика нет. Все само собой держится.»

Это описание и упоминание появится спустя несколько десятилетий в легендарном романе «Факультет ненужных вещей» Юрия Домбровского. В этой книге и получит свое бумажное воплощение легендарная сплетня о том, что Вознесенский собор построен «без единого гвоздя». Даже несмотря на то, что главный герой Георгий Зыбин буквально в следующей строчке опровергает эту сплетню «- Ну, это, положим, враки, - ответил Зыбин» получилось так, что Домбровский невольно поспособствовал тиражированию этой легенды.  

В жизни Юрия Осиповича Вознесенский собор тоже сыграл немаловажную роль. Правда, уже совершенно в другое время, в 1930-е годы, когда Домбровский был в алма-атинской ссылке. К тому времени историческое здание перешло к государству. Здесь сначала разместилась первая в республике радиостанция, а затем – Центральный государственный музей Казахстана. При этом определенное время здесь, в бывшем главном соборе Туркестана, действовало казахстанское отделение Союза воинствующих безбожников. 

В книге Домбровского можно найти немало автобиографических моментов. Ведь в ссылке Юрий Осипович какое-то время тоже поработал в музее, а главного героя «Факультета…» Георгия Зыбина он писал фактически с себя. Немаловажный персонаж книги – бывший священник Андрей Куторга. По сюжету поп-расстрига, конечно, негативный персонаж, «стучащий» на главного героя. Вместе с тем, с этим героем связано немало занятных сцен, связанных с бывшим Вознесенским собором. В одной из сцен бывший священник, ныне инвентаризатор музея, проводит опись экспонатов, среди которых находит старые книги времен средневекового городища Алмату.

«Сапоги местного завода, открытки Всемирного почтового союза, "ул.

Торговая в городе Верном", образцы полезных ископаемых, набор пробирок с нефтью», – описывается в инвентаризации. 

Да и в целом, роман пропитан христианскими мотивами, где есть место и предательству, и принятию на себя чужих грехов и искуплению. И совсем неслучайно то, что место действия многих сцен романа – Вознесенский собор. 

news3970.jpg

Юрий Домбровский 


А в другом романе Домбровского «Хранитель древностей» есть и такое описание Вознесенского: « высочайший, многоглавый, узорчатый, разноцветный с хитрыми карнизами, с гофрированным железом крыш, с колокольней, лестницей, целой системой лестниц, переходов и галерей, что даже после сильнейшего землетрясения в городе Верном из великолепных дворцов Зенкова не обрушился ни один. Дерево не подвело его! А в самом грандиозном соборе уцелели даже стекла». 

news3971.jpg

Центральный государственный музей. Рисунок Жанатая Шарденова, 1960 г.

В общем, Домбровский сделал неимоверно яркую рекламу как городу, так и собору в мировой литературе. Любопытно, что сегодня в кабинете, где когда-то работал Юрий Осипович сидит уже упомянутый ключарь Вознесенского собора Александр Суворов. На стене кабинета висит то самое фото с автографом Зенкова, а сам Суворов курировал реставрацию собора и сегодня рассказывает всем желающим уникальную историю этого храма и особенности его сооружения. 


За миг до катастрофы

В 1970-е годы в жизни Вознесенского собора начался уже другой этап. В 1930-е ему реально угрожала опасность, и если бы кто-то из начальства решился снести собор, помешать этому не смог бы никто. В более вегетарианские брежневские времена к храмам (многие к тому времени были уже не действующими) стали относится более бережно и реставрировать. Дошла очередь и до Вознесенского собора. 

Рассказывает известный казахстанский архитектор Алмас Ордабаев, принимавший участие в реставрации собора:

– В 70-х годах прошлого века органами охраны памятников решено было провести реставрацию памятника архитектуры, так как прошло более полувека со времени его сооружения. Но никто не ожидал, что оно находится в аварийном состоянии. Это выяснилось в ходе обследования здания. Когда я забрался на леса и сколупнул штукатурку у входящего угла здания, меня обдал жуткий запах гниющего дерева. Годами вода с кровли собора стекала без водостоков прямо по стенам. Особенно много было потеков во входящих углах здания. Желая проверить, насколько глубоко прогнили брусья, я стал соскабливать труху, но рука моя без всяких усилий оказалась внутри собора. Я был в шоке. Достаточно было небольшого землетрясения, чтобы собор рухнул. Не дожидаясь завершения длительного процесса исследований, я ускорил конструктивные работы здания. Необходимо было в срочном порядке заменить все прогнившие брусья.

news3972.jpg

Центральный государственный музей, 1973 год


По словам Ордабаева, реставрация заняла несколько лет. И были опасения, что в тот период даже слабое землетрясение в 3–4 балла может разрушить собор. А чтобы максимально соблюсти все технологии, пришлось всем миром искать документы, чертежи, связанные с постройкой. Даже давать объявления в газетах. Но, увы, архив Андрея Зенкова не сохранился.

 – Говорили, что все его бумаги выкинула его вторая жена, с которой у архитектора были сложные отношения, – вспоминает Ордабаев. В процессе реставрации мы провели обследование основания и фундамента. Знания строительных приемов антисейсмического строительства, почерпнутые из опыта среднеазиатских мастеров, нас просто поразили! Секрет надежного основания – многослойная заливка в траншеи хорошо очищенной глины. Обычно наши грунты – суглинки – при замачивании сжимаются. А заливка жидкой глины в несколько слоев – пока один не высохнет, следующий не заливается – создает глиняную подушку, которая никогда не проседает. А чтобы погашать боковые сейсмические удары, были придуманы смягчающие устройства в траншеях в виде валунов, песка и гальки. Кроме того, нас восхитило то, насколько хорошо Зенков просчитал усадку здания – практически до нескольких сантиметров!

Отдельно нужно сказать и о вентиляции колонн, которую продумал Андрей Павлович Зенков. Дело в том, что колонны собора сделаны из брусьев, как и все здание. Сечение колонн представляет собой своего рода трубу, по которой поднимается воздух, поступающий по подпольным продухам.

– Когда в 70-е годы мы вскрыли эти колонны, то опешили: древесина была в идеальном состоянии – ни плесени, ни жучков! – рассказывает Алмас Ордабаев. – А какая лепнина? Как оказалось, сделана она была из папье-маше, имитирующего гипс. Это значительно облегчало конструкцию здания, что было крайне важно в условиях высокой сейсмичности. Инженерные мысли Зенкова были просто парадоксально новаторскими и прорывными для своего времени.

news3973.jpg

Вознесенский собор 2022 г. 


Очень разные судьбы сложились и у творца собора Андрея Зенкова, и у священника Михаила Андреева, и у писателя Юрия Домбровского, и у архитектора Алмаса Ордабаева. Одно можно сказать точно – не будь в их судьбе Вознесенского собора, их жизни точно сложились бы по-другому. И, возможно, мы не узнали бы их такими, какими они вошли в историю.


Фото: АПН, из архива Александра Суворова, из каталога ГМИ РК им. Кастеева


Источник -  dknews.kz

Читайте также

  • Комментарии
Загрузка комментариев...