Воровство идей, отсутствие сценариев – режиссер назвал слабые места казахстанского кино | Агентство православных новостей (АПН)

Воровство идей, отсутствие сценариев – режиссер назвал слабые места казахстанского кино

333
4 минуты
Воровство идей, отсутствие сценариев – режиссер назвал слабые места казахстанского кино
Константин Козлов

На днях были оглашены результаты очередного питчинга Государственного центра поддержки национального кино (ГЦПНК). Напомним, что результаты предыдущего отбора были аннулированы, и новый прошел уже по другим правилам. Теперь к конкурсному отбору кинопроектов для госфинансирования допускаются "финансово состоятельные" студии. Как это повлияет на ситуацию в кино?  


Новые веяния. К чему они приведут

Прежде всего, по новым правилам, теперь при питчинге необходимо представить сведения о финансовой устойчивости. Но, по мнению режиссера Абделя Фифтибаева, далеко не все студии могут выполнить данные условия.

"Если ты запрашиваешь на проект, к примеру, 1 миллион долларов, то полугодовой оборот твоей компании должен составлять от 20 до 50% от запрашиваемой суммы, – рассказывает режиссер Абдель Фифтибаев. – Далеко не все студии имеют твои показатели. Такими суммами владеют только мейджоры, которые и так не испытывают недостатка в заказах и финансах. Ты можешь и не представлять данные о финансовой устойчивости, но тогда ты можешь претендовать только на сумму максимум в 20 миллионов тенге. А это, как правило, бюджет короткометражки. Полнометражный фильм на это не снимешь, в лучшем случае сделаешь постпродакшн".

news3884.JPG

По мнению режиссера, многие кинематографисты не в восторге от ужесточения правил питчинга, произошедшие в последнее время. По сути, никаких препятствий на подачу заявок не было – это могли быть и крупные компании, и поменьше, и небольшие творческие объединения с юридической формой ИП.


Воровство идей?

Как рассказал Фифтибаев, на этом питчинге вскрылся неприглядный эпизод, когда проект "Операция Набат", подаваемый год назад одним режиссером и производственной студией, был подан в этом году совершенно другим режиссером и другим продакшном.

"Это история о захвате пассажирского автобуса в Южном Казахстане в 1993 году Рецидивисты сбежали из поезда для заключенных, остановили рейсовый автобус под видом обычных пассажиров, захватили заложников и требовали самолет, в который можно было бы въехать на этом автобусе. В итоге все закончилось штурмом. Это была уникальная операция, когда среди спецназовцев и заложников не было ни одной жертвы. Я подал заявку в прошлом году, и мой проект допустили к питчингу. Тогда мой проект назывался "Пять минут штурма". Я выступил на питчинге, проект поддержали, я проконсультировался с Амангельды Габбасовичем Баталовым, руководившем операцией штурма. Он очень хорошо отозвался об идее, хотел быть консультантом, пообщался с одной из заложниц. Мы сели писать сценарий, дошли до питчинга, выступили, но проект не прошел. А потом и вовсе результаты питчинга отменили. В этом году на питчинге я просил денег на постпродакшн другого моего проекта – фильма "Пацаны". Тут нам тоже отказали. Но когда прочитал список утвержденных проектов, то увидел там фильм "Операция Набат". Я сразу понял, что это фильм, который я подавал год назад. Его подал режиссер Рашид Сулейменов от "Казахфильма". Прослушав запись с питчинга, когда этот проект презентовался, все мои сомнения окончательно развеялись. Это наш проект, с той лишь только разницей, что они запрашивали на проект около 2 миллионов долларов, а мы – только 400 тысяч", – рассказывает Абдель Фифтибаев.

news3885.jpg

По его словам, судебный иск в данном случае малоперспективен, так как речь идет об историческом событии, которое любой может взять в основу для своего фильма.

"Непонятна позиция самого ГЦПНК. Они же принимали мой проект, они знают прекрасно, кто был первым. Они могли бы нас свести, чтобы не назрел конфликт. Но пока никаких объяснений не последовало", – посетовал Фифтибаев.

Мнение ГЦПНК

От самого ГЦПНК на журналистский запрос последовал короткий и четкий ответ:

"Если у вас есть какие-либо претензии в части нарушенных авторских прав, то вам необходимо заявить соответствующие претензии этим лицам в порядке, установленном действующим законодательством РК".

Дефицит тем

Ранее трагические страницы казахстанской истории относились к числу нежелательных тем. Одной из запретных, к примеру, до сих пор остается история расстрела погранзаставы на Арканкергене. Нежелательна была ранее и религиозная тема, проходившая в кино лишь фоном. 

Сегодня многие считают, что в ближайшее время тема ислама в кино будет затрагиваться гораздо чаще, хотя и внимание со стороны властей к этой теме тоже будет пристальным. 

С темой православия в кино и проще, и одновременно сложнее. Понятно, что, к примеру, на фильмы о православных святых государство едва ли будет выделять средства. Однако фильм, снятый на частные деньги, вполне может пойти в прокате, хотя и не очень широком. Потому как на тему мусульманских или православных святых сложно снять кассовый фильм для широкого зрителя.

Абдель Фифтибаев считает, что в казахстанском кино со сценариями и интересными идеями сегодня острейший дефицит. Поэтому темы в зрительском кино, как правило, одни и те же – сценарии похожи на друг друга, комедии клепаются по шаблонам.

В авторском кино ситуация чуть лучше, но этот жанр часто упрекают в чернухе и безысходности. По мнению режиссера, выход можно увидеть в смешении авторского и зрительского кино. Но пока мало кто решается снимать на стыке жанров.


Источник -  dknews.kz

Читайте также

  • Комментарии
Загрузка комментариев...