Почти известный архитектор | Агентство православных новостей (АПН)

Почти известный архитектор

335
5 минут
Почти известный архитектор
Евгения Морозова

25 мая 1902 года в маленьком провинциальном городке Красноводске (сейчас это Туркменбаши)  умер Алексей Леонидович Бенуа. Газета «Русский Туркестан» об этом событии написала: «25 сего мая скончался один из старых туркестанских деятелей, архитектор Туркестанского таможенного округа Алексей Леонтьевич Бенуа… Туркестанцы знакомы с личностью покойного А. Л. по тем постройкам, которые возведены по его проектам и отличаются художественностью и оригинальностью замысла». 

Да, туркестанцы были знакомы с творениями Бенуа. А туркестанцы в начале прошлого века – это были не только жители нынешнего казахстанского города Туркестана, а жители всего Туркестанского края, который включал части четырёх постсоветских республик, входивших ранее в состав Российской империи: Казахстан, Кыргызстан, Туркменистан и Узбекистан.

Для родного Семиречья-Жетису Алексей Бенуа сделал немало. Именно здесь, в городе Верном, начиналась его профессиональная карьера. 

Родился Алексей Бенуа в семье бывшего французского подданного - Луи Жюль Бенуа, который в России нашел себе очень хорошее место: был придворным метрдотелем при российском царском дворе. 

Родился Алексей Леонтьевич Бенуа 21 июня 1838 года в Санкт-Петербурге, учился в немецкой школе при лютеранской церкви, затем Императорской Академии художеств. В 1865 году академию окончил, получив звание «свободного художника» и малую золотую медаль. 

И отправился «на службу» в распоряжение Туркестанского генерал-губернатора в Ташкент. Было ему уже 37 лет – не молод! Но умен. И потому очень быстро перешел из свободных художников на государственную службу, получил должность младшего архитектора Сырдарьинской области и чин губернского секретаря с жалованием в 600 рублей. А еще 600 рублей «столовых» - что-то вроде надбавки за проживание в «отдаленных местностях». Кстати, Алексей Бенуа оказался здесь единственным светским дипломированным художником-архитектором, остальные служащие - выходцы из военного ведомства. 

Занимался молодой архитектор проектированием зданий и строительством объектов по всему краю. Год поработал в Ташкенте, и в мае 1875 года был прикомандирован в распоряжение военного губернатора Семиреченской области. С 1875 по 1877 годы обустраивал Верный: участвовал в проектировании первого губернаторского дворца (который был разрушен землетрясением 1887 г.), строил с другими архитекторами мужскую городскую гимназию, занимался аранжировкой Казенного сада. Выезжал и в другие города и населенные пункты Семиречья: возводил дома в Ауле-Ата (Тараз), проводил районную планировку селения Казанско-Богородское (сейчас село Узынагаш) и строил в нем церковь, сельское училище, жилые дома, проектировал часовню в память об Узунагашском сражении 1860 года. Все эти строения сейчас разрушены. 

news3273.jpg

А еще он был первым, кто занимался в нашем районе противоселевыми объектами, возводил мосты, дамбы и укрепления на горных реках. 

Через два года Алексей вернулся в Ташкент младшим архитектором Сырдарьинского областного управления. И здесь сохранилось несколько построек, выполненных по его проектам или при его участии. Это здание Ташкентской мужской гимназии, Евангелистско-лютеранская церковь и дворец Великого князя Николая Константиновича. 

Дворец – наиболее известное творение ташкентского периода Бенуа.  Выполнено оно было в 1889-1890 годах Алексеем Бенуа в соавторстве с гражданским инженером В.С. Гейнцельманом в стиле охотничьего дома. Изящное строение из жженого кирпича с использованием декоративной кладки – ею выложены карнизы, обрамлены оконные проемы. Фасады декорированы колонками, лепными украшениями, а над карнизами находятся уникальные ажурные металлические решетки. А еще присутствуют скульптурные изображения собак и оленей, профили лошадей в овальных медальонах на фасадах флигелей… 

news3274.jpg

Строил он и дворец для Великого князя Николая Константиновича Романова. До сих пор этот дворец так и называют в Ташкенте – «Дворец Романова». Николай Константинович, хоть и оставил после себя в Ташкенте добрую память – он открыл первый кинотеатр в городе, прокладывал оросительные каналы в степи, построил множество предприятий – от мыловарни до хлопковых мануфактур – но прибыл сюда в результате громкого и некрасивого скандала. В апреле 1874 года его мать  Александра Иосифовна обнаружила пропажу трех крупных бриллиантов – их злоумышленник вытащил с оклада иконы, которая была очень дорога Александре Иосифовне. Именно этой иконой император Николай I благословил когда-то ее брак. Александра Иосифовна была глубоко верующим человеком, соблюдала все традиции православия, была духовной дочерью протоиерея Иоанна Кронштадтского. Очень много жертвовала на строительство храмов, поддерживала богодельни и приюты… А тут – такой казус.

… Обнаружились бриллианты в ломбарде, и по всему выходило, что сдал их туда Николай Константинович. Следствие решило, что бриллианты были похищены Николаем Константиновичем, а вырученные деньги должны были пойти на подарок любовнице. Князя было решено выслать из столицы и объявить душевнобольным – не могла монаршая семья простить своему сыну и брату такого цинизма… Вот так Николай Константинович оказался в Ташкенте. Жил хоть и в опале, но припеваючи. Женился несколько раз, заводил любовниц, рожал детей, занимался бизнесом. И приказал построить дворец, который после своей смерти завещал городу.  

В здании открыли музей. Ташкентцы помнят и опального князя, и человека, который создал замечательное архитектурное произведение. К сожалению, алматинцы про Бенуа знают гораздо меньше, даже не всем краеведам имя его знакомо. 

Неизвестны и подробности его личной жизни. Только про жену немного нашлось: Наталия Николаевна, урожденная Эйлобке, дочь отставного коллежского регистратора, православная. Венчались молодые шестого ноября 1874 года в Петербурге во Введенской церкви лейб-гвардии Семеновского полка. Поручителем жениха были студент Петербургского университета Петр Иванович Храбро-Василий и коллежский советник лекарь Петр Александрович Загорский; со стороны невесты – петербургский купец Александр Александрович Бенуа и коллежский советник Юлий Юльевич Эйхтор. Были ли у них дети? Тоже неизвестно. Потеряна и могила архитектора. Известно только дата смерти. И город, на кладбище которого он был погребен – Красноводск (ныне – Туркменбаши). 


Источник -  zakon.kz

Читайте также

  • Комментарии
Загрузка комментариев...