Памяти репрессированных: памятники Алматы | Агентство православных новостей (АПН)

Памяти репрессированных: памятники Алматы

490
7 минут
Памяти репрессированных: памятники Алматы
Константин КОЗЛОВ, Алматы
Фото: АПН

Сегодня отмечается День памяти жертв политических репрессий. В Алматы есть немало мест, связанных с жизнью репрессированных общественных деятелей, писателей, деятелей культуры и других. Установлены мемориалы, где можно почтить память невинно приговоренных к смертной казни. Также существуют знаковые места, где разворачивались драматические события, связанные с преследованиями выдающихся деятелей. Предлагаем вспомнить 

news3347.jpg

Памятник жертвам политических репрессий в поселке Жаналык. 

Монумент находится за пределами Алматы, а в 40 километрах от него в Талгарском районе. Однако место это напрямую связано с историей города периода 1930-50-е годов. Оно стало местом массовых захоронений, которое было засекречено и обнаружено случайно, когда советским жителям в 1989 г. распределили участки под дачи на этом огромном пустыре.  


news3348.jpg

Расстреливали приговоренных и здесь, и в алматинских тюрьмах, и в безлюдных пригородах. Специалисты-историки говорят о том, что здесь захоронены около двух с половиной тысяч человек, среди которых такие видные деятели казахской интеллигенции как Ахмет Байтурсынов, Мухамеджан Тынышпаев, Сакен Сейфуллин, Ильяс Джансугоров, Беимбет Майлин и многие другие. Монумент и музей, посвященный памяти жертв политических репрессий, открыты в 2002 году. 

news3349.jpg

Тюрьма на Сейфуллина, казарма внутренних войск . 

Два легендарных здания сегодня стали уже историей. СИЗО на Сейфуллина хоть и закрыто, но еще стоит. Основанная еще в первые годы существования Верного, она стала единственной для уголовников и для политических заключенных. В дореволюционные годы здесь содержали революционеров Бронислава Шварце и Токаша Бокина. А когда в 1930-е годы здание стало главным следственным изолятором НКВД, через его застенки прошли десятки тысяч людей, в том числе и упоминавшиеся казахские деятели, и не только. Алма-Ата была одним из основных мест ссылок во времена сталинского режима. Часто отсидевшие выбирали наш город в качестве места жительства, так как он не входил в список городов, запрещенных для проживания пораженным в правах. Кстати, сохранившихся домов в Алматы, где жили ссыльные, не так уж мало. 

А военную часть внутренних войск пытаются снести уже 5 лет. здесь когда-то и базировались те, кто этапировал заключенных Алма-Атинского СИЗО на следственные эксперименты, в суды и к местам лишения свободы. Казармы и управление конвойных войск по атмосфере, да и внешнему виду одни из самых устрашающих в Алматы. 


news3350.jpg

Гостиница на улице Желтоксан 

В здании, где ныне находится гостиница, в 1930-х годов жил замечательный советский писатель Юрий Осипович Домбровский. В конце 40-х он вновь переживал череду гонений и преследований. Дважды отбыв сроки наказания, он в то время ожил в желтом трехэтажном доме на улице Мира (ныне Желтоксан). К слову, здесь его арестовали в третий раз в 1949 году, и сюда же он вернулся из мест заключения. Для Алматы Домбровский — особый писатель. «Факультет ненужных вещей» — полу-автобиографический роман о жизни историка-краеведа, которая прославила Алма-Ату и навсегда вписала ее в мировую литературу. Роман долгое время входил в число запрещенных советской властью произведений. После того как роман был опубликован на западе, Юрия Домбровского избили неизвестные, после чего он умер. Время, проведенное в Алма-Ате, он всегда вспоминал как один из самых счастливых периодов своей жизни.


news3351.jpg

Дом академика Тарле

В «Розовом доме» на пересечении улиц Толе би и Валиханова в  1931-1932 годах жил академик Евгений Тарле, легендарный историк, исследователь наполеоновской эпохи. Жене из Алма-Аты, когда был сослан сюда по обвинению в причастности к "Делу академиков", он писал о том, что "Алма-Ата свежее и лучше Ташкента», рассказывал о деревьях, садах и горах «со снегами на вершинах, вроде Альпийских». И сетовал на то, что жилье там найти ему было нелегко.  Вероятно, комнату он нашел в этом самом доме. В отличие от многих других ссыльных, ему повезло больше. Со временем он вернулся в Москву и в профессию.


news3353.jpg

Дом наркоматов 

Многие из тех, кто работал в этом здании в начале 1930-х, когда оно только было построено, окажутся в заключении в конце того же десятилетия. В здании, которое старые алматинцы помнят как «Кафе Солянка», в начале 1930-х разместились все наркоматы (министерства) Казахской Автономной Советской Социалистической Республики. Здание не сохранилось целиком — часть, заходившая на нынешний проспект Назарбаева, снесена. Несмотря на это, строение вполне может являться частью конструктивистского архитектурного ансамбля 1920–30-х годов. Когда-то здесь располагались советские ведомства-гиганты — Наркомфин, Наркомзем, Наркомстрой. Большую часть специалистов, работающих в этих наркоматах, составляли ссыльная профессура московских и питерских университетов. В наркомземе работал, в частности, выдающийся экономист Александр Васильевич Чаянов, номинант на Нобелевскую премию по экономике. Чаянов был одним из сторонников развития сельского хозяйства по фермерскому пути. Такие взгляды после начала коллективизации стали считаться враждебными. Чаянова осудили по делу о так называемой «Трудовой крестьянской партии», отправили в концлагерь на 5 лет. Последние два года заключения ему заменили ссылкой в Алма-Ату, где он проработал в наркомате земледелия КазССР. После чего его снова арестовали и расстреляли 


news3354.jpg

Дом музей Ахмета Байтурсынова. 

Алма-Ата стала последним городом в жизненном пути выдающегося казахского ученого и общественного деятеля Ахмета Байтурсынова. И среди своего поколения он один из немногих, кто после своей смерти (пусть и много лет спустя) удостоился появления дома-музея. Активный участник движения «Алаш» в 20-е годы работал в системе образования и, в частности, разрабатывал казахскоязычные учебные пособия. В 1929 году его арестовали и выслали в Архангельскую область. В 1934 году Байтурсынов был освобожден по ходатайству Екатерины Пешковой (жены Максима Горького) и снова вернулся на работу в систему образования, но уже на незначительные должности. Ему выделили жилье в бывшем доме купца Зубова, где он прожил с женой и тремя приемными детьми до своего ареста в 1934 году. Сегодня в этом доме располагается музей Ахмета Байтурсынова. Подробная экспозиция рассказывает о его жизненном пути, но атмосфера времени, когда здесь жил Байтурсынов, не сохранена и даже не воссоздана. 


news3355.jpg

Памятник жертвам «Голодомора». 

Долгое время здесь был лишь памятный куб, анонсирующий об установке памятника жертвам голода. Только в 2017 году памятник наконец появился в сквере напротив бывшего здания НКВД КазССР. Голодомор занимает особое место в народной памяти. Сегодня большинство историков сходятся на том, что его создали намеренно и целенаправленно. Большевикам долго не удавалось сломать сопротивление крестьян насаждению колхозов, поэтому власти перешли к продовольственному террору. Когда лишенные стимула крестьяне стали производить меньше сельхозпродукции, большевистские комиссары начали выметать все их запасы под чистую. По разным данным, жертвами этой необъявленной войны стали от 6 до 7 миллионов советских граждан, из них в Казахстане – от полутора до двух миллионов жителей. 


news3356.jpg

Здание НКВД КазССР. 

Если кто-то хочет проникнуться мрачной атмосферой советского карательного ведомства, можно зайти в здание, в котором расположен музей искусств «Умай». Здание по сей день считается одним из самых зловещих в городе. Через его коридоры прошли все алматинские арестанты 1930-е годов. Не повезло, кстати, и первым руководителям НКВД Казахской ССР – Льву Залину и Станиславу Реденсу. Последний – легендарная фигура. Свояк Сталина и, по данным некоторых историков, племянник Дзержинского, Реденс выполнял все разнарядки по поиску «врагов народа» и в конце 1938 года сам был арестован. Его реабилитировали в 1961 году. Однако в конце 1980-х историки и родственники пострадавших пытались отозвать это решение, но сделать это так и не удалось.

news3357.jpg

Софийский собор 

К концу 1930-х годов гонения на верующих достигли пика. К тому времени в городе остались только два крупных храма ведущих конфессий Казахстана. Это мечеть «Исхакия», на месте которой сейчас Центральный универсам и Софийский собор, восстановленный уже в новейшее время. В 1937 году это был единственный крупный действующий православный собор. Вознесенский к тому времени был превращен в музей, Казанский и Никольский – закрыты. Настоятель Алма-Атинской и Туркестанской епархии епископ Тихон (Шарапов) старался сохранить духовную жизнь в городе и Республике, когда и священнослужителей, и горожан арестовывали только за принадлежность к православной церкви. В августе 1937 владыку Тихона обвинили в создании и руководстве «антисоветской монархической террористической организацией церковников». Его расстреляли в одном из горных ущелий близ Алма-Аты, а похоронили на полигоне в Жаналыке.


Источник -  inbusiness.kz

Читайте также

  • Комментарии
Загрузка комментариев...