Гражданин с ружьем или право на самозащиту | Агентство православных новостей (АПН)

Гражданин с ружьем или право на самозащиту

228
13 минут
Гражданин с ружьем или право на самозащиту
Константин Маскаев

«Господь сделал одних сильными, других слабыми, а я уровнял их шансы». Цитату приписывают американскому инженеру и предпринимателю Сэмюэлю Кольту. Легендарный конструктор, придумавший в 1835 году скорострельный револьвер, произвёл революцию в оружейном деле. Сама фраза отражает значение изобретения для становления демократии в США. Суть ее остаётся прежней - новая система барабанного многозарядного оружия позволила любому человеку освоить и носить пистолет чуть ли не как предмет гардероба. И даже могла заставить оппонентов отказаться от схватки.

Тревожный январь актуализировал тему гражданского оружия в ситуации, когда казахстанская полиция не сумела защитить ни себя, ни граждан от бандитов и мародеров. С 2010-х в Казахстане под различными предлогами последовательно ужесточали законодательство об обороте оружия – вплоть до запрета на большинство его видов. Но разоружив народ, власть разоружила только законопослушных граждан. 

Быть может, наступило время вернуть нам право на самозащиту? 

- В январские дни вооружились именно бандиты и погромщики. Одни пришли уже с оружием.  Другие отняли или отбили табельное оружие у силовиков. Третьи напали на оружейные магазины, - говорит вице-президент ассоциации оружейников Казахстана Сергей Катнов. Он заявляет, что похищенное в магазинах оружие в беспорядках практически не использовали. – Полиция находит похитителей, схроны, периодически показывает изъятое оружие. При этом в сюжетах, особенно в первые дни, говорили о похищенном из магазинов боевом оружии. Но это не боевое оружие. В Казахстане в магазинах не продают автоматы Калашникова, пулеметы, пистолеты Макарова, гранатометы, армейские гранаты Ф-1 и РПГ… Изъятое боевое оружие – либо предмет теневого оборота, либо отбито у самих силовиков и похищено из их арсеналов. 

14 марта 2022 года генеральный прокурор Берик Асылов докладывал на заседании Мажилиса: «Только из двух департаментов Алматинской и Жамбылской областей похищено почти 800 единиц огнестрельного оружия. В том числе 262 автомата, 501 пулемет, 12 гранатометов и свыше 60 тысяч боеприпасов. Всего из оружейных арсеналов правоохранительных и специальных органов и магазинов похитили почти три тысячи единиц оружия. Более двух тысяч единиц оружия, в том числе автоматы, ружья, пистолеты, гранатометы и гранаты до сих пор находятся в руках у преступников».

Сразу использовать похищенное из магазинов оружие было невозможно. Правила обязывают продавца держать его в деактивированном виде – со снятыми боевыми частями. Также в стволы и скобы спусковых крючков вставляют специальные устройства-заглушки, которые крайне сложно извлечь без специального инструмента. На это требуется значительное время и навыки. Видимо, обнаружив такую «ловушку», в большинстве случаев преступники просто разбивали охотничьи ружья и карабины о стены. 

news2695.jpeg

До оружия добрались не сразу. Система хранения и защиты арсеналов в магазинах давно приведена в соответствие с требованиями МВД. Схема действий проста. По сигнализации или нажатию тревожной кнопки в ближайшей охранной структуре и полиции получают сигнал тревоги. Одновременно в магазине тяжелые армированные перегородки автоматически перекрывают доступ к витринам и складам. Главная задача технической защиты магазинов – на пустить преступников к оружию до прибытия тревожных групп и силовиков. Нормативы измеряются минутами. Магазины в Алматы держались от шести часов до двух суток. В четырех из семи преступники так и не завладели оружием и боеприпасами, хотя налёты совершали не простые мародеры, а подготовленные преступники. Бандиты были вооружены, привезли стенобитный инструмент, промышленные резаки. Они потратили многие часы, чтобы проникнуть в помещения, где осталось оружие. До боеприпасов же, как показывают владельцы магазинов, вообще не добрались.  

Большая часть обнаруженного и показанного СМИ охотничьего оружия так и осталось деактивированным и с заглушками, что не позволило стрелять из него. 

Можно сказать, что в этом отношении бизнес проверку на лояльность прошел, выполнив комплекс норм, предписанных пресловутым «602-м приказом МВД», который регулирует взаимоотношения государства и гражданина с ружьем. Кроме того, в большинстве регионов оружейные магазины выполнили распоряжение главы государства – передали всё оружие и боеприпасы на хранение в полицию. Исключением стала южная столица, где на момент выхода распоряжения уже царил хаос. И везти оружие по заполненному бандитами городу в полицию, которая сама оказалась в осаде и отражала нападение, было опасно и не имело смысла. 

Теперь о действиях в тех непростых условиях граждан, которые по закону владеют различным гражданским огнестрельным оружием – охотничьим и спортивным.

Руководитель национальной стрелковой ассоциации Александр Тен обращает внимание на то, что владельцы легального оружия в тревожные дни января проявили собранность и дисциплину:

- Люди объединились, потому что вместе в таких ситуациях действовать гораздо эффективнее, чем в одиночку. На фоне отсутствия шансов получить защиту со стороны полиции мы собрались в небольшой отряд и взяли под охрану поселок. Под нашей защитой было около тридцати человек. И мы не скрываем, что были вооружены охотничьим и спортивным оружием, поскольку любые охранные функции, тем более в тех условиях, без оружия не имеют смысла. Мы поддерживали связь с другими поселками, где граждане также создали небольшие дружины. И даже если у них не было огнестрельного оружия, они вооружились другими предметами, которые можно использовать для отражения нападения или демонстрации силы: бейсбольные биты, дубинки.

- Владельцы оружия – самые прозрачные для системы люди, - рассуждает Александр. - Если у вас нет законно приобретенного оружия, у вас нет необходимости периодически встречаться с участковым инспектором полиции, демонстрировать надежно укрепленный сейф, не нужно в установленный законом срок собирать очередной пакет справок. Но всякий раз, когда в стране происходит захват оружия или перестрелка, МВД стремится ужесточить законодательство в сфере оборота гражданского оружия. Действительность же такова, что любые издаваемые государством запреты – только для законопослушных граждан. На преступника они не действуют. Если преступный замысел требует использовать оружие, то оно будет использовано невзирая на запреты. Вот что упускает законодатель. Преступник не пользуется зарегистрированным оружием. Это оружие из нелегального оборота. Причем, не охотничье и не спортивное. А боевое, самозарядное или автоматическое. Исходя из чего напрашивается вывод, что запрет на оборот гражданского оружия для самозащиты законопослушных граждан – не в пользу граждан. А скорее в интересах преступного мира.

Депутат Мажилиса, член Комитета по законодательству и судебно-правовой реформе Ерлан Смайлов называет казахстанское законодательство об оружии, в том числе для самозащиты, одним из самых строгих в мире. С недавнего времени закон (упомянутый 602-й Приказ МВД в редакции 2021 года) допускает применение огнестрельного гладкоствольного оружия для самозащиты – если злоумышленник проник в дом или квартиру и угрожает жизни, здоровью и имуществу. 

- Но наше законодательство построено таким образом, что обладает обвинительным уклоном, - поясняет депутат. – И оно чаще защищает потерпевшего, даже если потерпевший вначале был нападавшим и собирался отнять или повредить ваше имущество, нанести увечья вам и вашим близким. Пока вы не дали отпор – вы потерпевшая сторона. Но как только вы ранили или застрелили того, кто пришел вас насиловать или убивать, он становится потерпевшим. А вам предстоит доказывать, что вы не могли иначе предотвратить нападение. Конечно, владение оружием – это прежде всего большая ответственность и особая культура поведения, которые реализуются через самоконтроль и соблюдение правил безопасного использования оружия. Мы, как граждане, делегировали государству право на защиту и насилие в необходимой его степени – для сохранения порядка и законности. В реализации же этой функции государство опирается на свои правоохранительные и специальные органы. Но если полиция не справилась, как мы это видели в январе? И на мой взгляд совершенно логично и правильно, что граждане сами встали на свою защиту.

К слову, поддержка процесса декриминализации статей о самообороне пришла, откуда, наверное, меньше всего можно было ожидать. От митрополита Илариона (Алфеева), который является вторым лицом в РПЦ. Он призывает не считать преступлением даже убийство, совершенное при самообороне или защите близких. «Если человек защищался, когда на него напали, и в ходе самозащиты или защиты своих близких он нанес нападающим такие телесные повреждения, которые привели к их смерти, то это не должно квалифицироваться как убийство, потому что у него не было намерений их убивать и не он был нападающим», - приводят его высказывания в СМИ. 

news2696.jpeg

Государство ужесточало правила оборота оружия после каждого громкого преступления, которое квалифицировали как терроризм. Первым терактом в истории современного Казахстана можно назвать самоподрыв смертника в здании актюбинского ДКНБ в мае 2011 года. Ранения получили трое сотрудников. Летом того же года в Актюбинской области ликвидировали группу из восьми экстремистов, которые ранее убили двоих полицейских и завладели их оружием. 12 ноября джихадист захватил оружие в специализированном магазине в Таразе и устроил бойню, в результате которой погибли двое гражданских и пятеро полицейских. Были раненые. 

Через несколько дней в поселке Боралдай под Алматы правоохранители уничтожили пять боевиков, причастных к убийству двоих полицейских в Алматы 8 ноября. Группа планировала серию терактов. При штурме погибли двое бойцов спецподразделения. 

В августе 2012 года в Иле-Алатауском национальном парке под Алматы убили 12 человек – сотрудников нацпарка и членов их семей. По некоторым данным, террористы избавились от свидетелей, которые могли обнаружить их тренировочный лагерь и укрытие в горах. Позже правоохранители уничтожили группу террористов, скрывавшихся в Баганашиле. До конца года провели серию спецопераций по ликвидации террористических групп в Алматы, Актобе и областях. 

В июне 2016 года в Актобе значительная группа экстремистов напала на два оружейных магазина. Убили продавца и посетителей, завладели огнестрельным оружием. Захватили рейсовый автобус и направили его к расположению Нацгвардии, где собирались устроить бойню. Ответным огнем 18 нападавших были уничтожены. Но также погибли четверо гражданских и трое военных. 

Наконец, в июле того же года рецидивист Кулекбаев устроил бойню в Алматы. Вначале застрелил гражданку Узбекистана. Затем направился к зданию ДКНБ, где открыл огонь по постовым, застрелил пытавшегося задержать его сотрудника погранслужбы. Затем экстремист напал на здание УВД Алмалинского района Алматы, где ранил постового, завладел его оружием, стрелял в полицейских. Преступника задержали в центре города. Погибли восемь полицейских и двое гражданских. 

Трагический январь 2022 года и 230 погибших. 

В хронике терактов прошлого и настоящего прослеживается общая тенденция. В большинстве случаев целью нападавших были правоохранители. Но одной из мер противодействия этому злу государство выбрало разоружение владельцев гражданского и спортивного оружия. Сколько нужно еще «положить» людей, чтобы стало понятно, что эти меры не только не приносят результата, по снижают нашу способность противостоять вооруженным бандитам?

- Некоторое время назад в Литве произошел эпизод, когда не вполне адекватный владелец пистолета несколько раз выстрелили вверх в кинозале, - приводит пример Сергей Катнов. - Это тоже заставило власти говорить о необходимости ужесточения законов в сфере оборота гражданского оружия, вплоть до запрета. Но вызвало дискуссию в обществе. Один из аргументов - при наличии оружия на руках у законопослушных граждан уровень уличной преступности упал в разы. Это же касается и других стран, где разрешено владение короткоствольным нарезным оружием – пистолетами и револьверами. В качестве примера – опыт стран бывшего СССР: Грузии, Эстонии, Латвии, Молдовы, Беларуси. Нападений с целью грабежа и хулиганских действий совершается в разы меньше. И есть обратный пример – Великобритания, где после чудовищного инцидента в городе Данблейне 15 марта 1996 года, в ходе которого сумасшедший расстрелял 16 учеников младшего класса, преподавателя, ранил еще 16 человек и застрелился сам, ввели одно из самых строгих законодательств в сфере оружия. Результат оказался плачевным. Спустя всего шесть лет, в 2003 году отчет профильного комитета ООН поместил Англию и Уэльс в верхние строки по криминальности среди 18 развитых стран. С 1996 года число преступлений с применением насилия выросло в Англии на 88%, вооруженных ограблений – на 101%, число изнасилований – на 105%, убийств – на 24%. Показательно, что 53% ограблений в стране происходят, когда кто-либо находится дома. Для сравнения – в США, где грабители опасаются вооруженных домовладельцев больше, чем полиции, таких преступлений – только 13 процентов.

Из общемировой практики – одна демонстрация оружия в ряде случаев заставляет злоумышленника отказаться от своих намерений. Даже если обороняющийся извлечет пистолет и всего лишь передернет затвор, выражая намерение стрелять, в половине случаев на этом инцидент и закончится. То есть, наличие оружия у законопослушного гражданина можно воспринимать и как профилактику преступлений.

Сегодня в Казахстане разрешено защищаться с помощью газового пистолета или револьвера (без возможности выстрела травмирующей пулей), газового баллона, электрошокера и охотничьего ружья (но только в пределах дома или квартиры). Боеприпас не регламентируется. 

Странная логика. Можно стрелять в преступника, который лезет в дом, пулей Бреннеке (пуля для гладкоствольного ружья для стрельбы на дистанции 50-80 метров при охоте на кабана, оленя, медведя, буйвола), а из травматического пистолета – нельзя. 

- Гладкоствольное длинноствольное оружие для самообороны – то же самое охотничье оружие, но его использование ограничено, условно говоря, лицензией, - поясняет Катнов. - Вы не можете его выносить из дома. Мы предлагали расширить территорию использования оружия для самозащиты. Ведь квартира или коттедж в городе – не одно и то же, что коттедж или дом в сельской местности. Например, у нас серьезно стоит проблема кражи скота. И когда преступники нападают на крестьянское хозяйство, владелец и хозяин может прибегать к оружию только в случае, если они вошли в дом. А вне дома он оружие законно применить не может. Поэтому его скот могут увести на его глазах, и он не сумеет ни остановить, ни предотвратить это.

В настоящее время правительству предлагают упростить приобретение гражданами нелетальных газовых пистолетов и револьверов (без возможности стрельбы травматическим патроном) и электрошоковых устройств, вернуть разрешения на приобретение травматического оружия самообороны гражданами, а также рассмотреть ввод в гражданский оборот короткоствольного нарезного оружия. Например, по образцу Италии, где гражданин должен обосновать необходимость владеть оружием. На разрешение, например, может рассчитывать мелкий предприниматель, который вечером перемещает выручку. Это может быть и журналист, который в ходе своей профессиональной деятельности получает угрозы. Или курьер. Или водитель, перевозящий ценные грузы. Или ночной таксист. 

В МВД ситуацию представляют весьма однобоко. Не секрет, что некоторые офицеры полиции и армии уходят в запас с наградным оружием. Это боевое оружие, которое должно храниться в доме владельца по всем правилам. Но давайте поинтересуемся, скольких людей застрелил какой-нибудь военный или полицейский пенсионер? Так почему государство отказывает в праве владеть оружием другим законопослушным гражданам? Не говоря о других военных и полицейских пенсионерах, которые по долгу службы владели табельным оружием, умеют им пользоваться и знакомы с правилами безопасного обращения?

Когда в МВД формировали пакет запретов на оборот «травматики», приводили аргумент, что полиции известно около 120 случаев применения травматического оружия не с целью обороны, а с целью нападения или устрашения. Но если выделить случаи неправомерного использования травматики из статистики всех преступлений, окажется, что это всего лишь 0,005 процента (данные общедоступного ресурса Комитета правовой статистики). То есть, в Казахстане сумели разоружить всех, чтобы улучшить статистику на пять тысячных процента.

Если следовать этой довольно ущербной логике, нужно запретить пользоваться автомобилями. Каждый день происходят ДТП, в которых люди получают травмы и гибнут под колесами. Гораздо чаще, чем происходят инциденты с оружием. Тогда автомобили следовало бы запретить еще раньше, чем оружие. А заодно и компьютеры. Потому что это орудие киберпреступников, которые круглосуточно атакуют счета граждан и финансовых учреждений. И грабят. 


Фото: открытые источники


Источник -  exclusive.kz

Читайте также

  • Комментарии
Загрузка комментариев...