Часть вторая. У последнего приюта | Агентство православных новостей (АПН)

Часть вторая. У последнего приюта

31
6 минут
Часть вторая. У последнего приюта
Евгения МОРОЗОВА


Кто-то перевел эти гектары в футбольные поля (а размер одной такой площадки — 0.5 га) и получилось более 1523 полей для «спорта номер один». Центральное кладбище Алматы по такой почти шкале — это 78 футбольных полей. Впечатляет, согласитесь.

Даже просто прогулка без остановок по его аллеям от проспекта Райымбека до проспекта Рыскулова займет минут 30-40, потому мы задержим внимание читателей только на некоторых его «достопримечательностях».

У советских — собственная скромность

Хотя очень много в этом «царстве скорби» интересных исторических надгробий, выполненных в эстетике советской некрополистики. А ведь надписи, символика, форма памятников, размещение могил на кладбище маркируют не только умерших. По ним можно «прочитать» общество — его ценности, статусы, иерархию. И сразу ясно — большинство людей середины прошлого века жили скромно. Не всем родственникам захороненных тут хватило денег на каменные памятники, много надгробий просто сварены из железа, имитируя «вечные» каменные монументы только своей формой.

Чуть ниже мемориальной части кладбища, прямо на углу двух дорожек находится могила Николая Владимировича Цивчинского — известного казахстанского художника, творившего в жанре монументального и декоративно-прикладного искусства. В 1927 году он окончил Украинский технологический институт керамики и стекла в городе Межигорье, в 1927-1929 годах работал на Будянском фаянсовом заводе в Харьковской области. В 1937 году переехал в Алма-Ату, где стал художником коврово-гобеленной фабрики. Цивчинский является автором первых казахских гобеленов советской эпохи. А в соавторстве с художником Молдахметом Кенбаевым они создали великолепные мозаичные панно — на фронтоне гостиницы «Алма-Ата», в ресторане «Иссык», на фасаде магазина «Казахстан» (помните их «Девушку с сережкой»?). Талантливый художник ушел из жизни 25 февраля 1985 года...

А чуть далее по дорожке могила еще одного даровитого алматинца — архитектора Владимира Зеликовича Кацева (7 сентября 1929 — 10 декабря 2013). В 1959 году, после окончания Харьковского архитектурно-строительного института, он получил распределение в Госстрой Казахской ССР. С 1967 года — главный архитектор, руководитель мастерской № 5 ГПИ «Алмаатагипрогор». С 1989 года — главный архитектор проектов архивного фонда Союза архитекторов Республики Казахстан. С 2010 года — председатель Алматинского городского филиала Союза архитекторов Республики Казахстан. Кацев входил в секцию изобразительного искусства и архитектуры Комиссии по Государственным премиям Казахстана при Правительстве РК. Ему алматинцы благодарны за Медеу, Шымбулак, Цирк, здание Алмалинского районного акимата, фонтан «Восточный гороскоп» и многие другие знаковые городские объекты.

Далее начинается еврейская часть кладбища. И здесь часто можно встретить паломников-иудеев — они приходят на могилу раввина и иудейского богослова. Леви Ицхок Шнеерсон — автор глубоких трудов по каббале и хасидскому учению. В Казахстане он жил с 1939 года. Его обвинили в антисоветской деятельности и сослали в поселок Чиили под Кызылордой. В Чиили он заболел, поэтому ему разрешили перебраться в Алма-Ату, где он и скончался в 1944 году.

А через дорогу — место паломничества православных людей, могилы выдающихся иерархов Русской православной церкви.

Это настоящий мемориальный комплекс, здесь всегда много цветов. На месте захоронений митрополитов Николая (Могилевского) (1874-1955) и Иосифа (Чернова) (1893-1975) стоят кенотафы — символические надгробия. Несколько лет назад их мощи были перенесены с кладбища в церковные здания.

Новое место погребения митрополита Иосифа Чернова, исповедника, прошедшего сталинские лагеря, немецкий плен, тяжелую ссылку, а затем два десятилетия совершавшего служение в Петропавловске и Алма-Ате, — Софийский собор Иверско-Серафимовского женского монастыря Алматы.

А митрополит Николай (Могилевский) был причислен к сонму новомучеников и исповедников, и 8 сентября 2000 года его мощи были перенесены с городского кладбища в Никольский собор Алматы.

В глубине этой части кладбища захоронены многие более или менее известные казахстанцы, но их могилы очень непросто найти. Вот почему для истории исключительно важна поисковая работа.

Жизнь коротка, искусство вечно

В одной из таких поисковых некрополистических экспедиций я познакомилась с замечательным человеком, ее зовут Ардак. Она работает в консерватории, и изучение могил у нее имеет «музыкальное» направление. Она с единомышленником, будущим дирижером Аршатом, ищет могилы казахстанских деятелей искусства. Ну а потом они могилы приводят в порядок, красят оградки, восстанавливают утраченные таблички с информацией. Без шума, не афишируя свою деятельность, своими силами и на свои средства.

Вот так просто возвращают нам память об известных композиторах, музыкантах, певцах, произведения которых мы все знаем, а на их могилах никогда не были. Не принято в нашем обществе таким образом выражать свое почтение талантам, которые уже ушли из этого мира.

На фото — Ардак рядом с могилой Александра Курганова, основоположника профессионального вокального искусства Казахстана. Волонтеры эту могилу не только нашли, но и привели в порядок, прикрепили табличку, чтобы все знали, кто тут похоронен....

news2100.jpg
Ардак рядом с могилой Александра Курганова.

Курганов был известным артистом — драматический тенор — и педагогом. Работал в Америке, в европейских столицах — Лондоне, Париже...

В 1944 году его пригласили в Алма-Ату, куда он с радостью поехал. В Алма-Ате жила его сестра с сыном Юрием Померанцевым (да-да, «наш милый доктор», казахстанский артист Юрий Борисович Померанцев приходился племянником уникальному тенору Курганову!). В Алма-Ате Курганов занимался вокалом с будущими казахстанскими звездами — Розой Джамановой, Ермеком Серкебаевым, Анварбеком Умбетбаевым и многими другими.

Месяц назад с помощью волонтеров нашли могилу заслуженного деятеля искусств Казахской ССР Сергея Шабельского. Он с 1930 года жил и работал в Алма-Ате, был дирижером оркестра Казахского театра драмы. В 1936-1942 годах — пианист эстрадного оркестра; в 1944-1949 годах руководил музыкальным отделом киностудии «Казахфильм».

Шабельский — один из основателей казахского профессионального музыкального искусства. Его произведения хорошо знакомы казахстанцам, хотя немногие назовут имя автора. Это «Казахская сюита», симфоническая поэма «Казахстан» (совместно с Хамиди), «Алатау», «Той бастар», два квартета на основе казахского фольклора («Памяти Амангельды», «Памяти Абая»).

Никто не забыт?

В самой дальней части Центрального кладбища, отдельно от остальных могил, расположены захоронения военнопленных — японцев и немцев, ушедших из жизни в советском плену в 1946-1948 годах. Это два небольших погоста, скромных, заросших травой. На немецком — 15 могил, на японском — 145. Все надгробия одинаковые, без надписей. Но имена похороненных солдат известны, их списки хранятся в посольствах Германии и Японии.

Сколько солдат японской Императорской армии нашли последнее пристанище в Казахстане — неизвестно, возможно, более 1500. Только в Алматы три кладбища, где есть их могилы. Центральное — самое большое.

news2104.jpg
Японское кладбище.

Источник -  KP.KZ

Читайте также

  • Комментарии
Загрузка комментариев...