Алма-Ата и Алматы. Думы о былом, или Прогулка по кладбищу | Агентство православных новостей (АПН)

Алма-Ата и Алматы. Думы о былом, или Прогулка по кладбищу

72
10 минут
Алма-Ата и Алматы. Думы о былом, или Прогулка по кладбищу
Евгения Морозова


Возможно, идея прогулки по кладбищу покажется многим странным и даже пугающим делом. Но это смотря, где вы будете гулять. Если в Париже заглянете на Сент-Женевьев-де-Буа, чтобы положить цветы на могилу Ивана Бунина или будучи в Вене отправитесь на кладбище Святого Марка чтобы почтить память Моцарта, вас поймут и даже где-то позавидуют. Да и сами кладбища проектировались как сады и парки – с расчетом, что там будут бродить, размышлять о былом, а то и назначать свидания…

Однако если вы скажите, что гуляли в воскресенье по Центральному кладбищу города Алматы, окружающие как минимум удивятся такой вашей прогулке. И спросят: «Ну и что там делать?».

Как что? Кладбище – это место, где нашли последний приют многие известные казахстанские личности: яркие представители искусства, герои, писатели, известные преподаватели, ученые. Этих людей уже давно нет, но мы вспоминаем их дела и творения, а значит они обретают вторую жизнь в нашей памяти.

Поняв это, я стала ходить на кладбище не только к близким и родным, там упокоенным, но и к другим людям, с которыми я лично вовсе не была знакома, но которые много сделали для города, страны, а то и мира. Чтобы просто постоять рядом с могилой, подумать о делах и подвигах этого человека. Первый мой вот такой «поход» на кладбище, поиск могилы известного архитектора Верного и Алма-Аты Андрея Зенкова и мои эмоции, с этим связанные, я как-то описывала, можно посмотреть вот здесь https://ratel.kz/outlook/neblagodarnye_potomki

Кстати, поиски могилы Зенкова у меня случаются каждый раз, когда я прихожу на его могилу. Почему-то не сразу я нахожу его могилу, ищу долго, вглядываясь в имена на памятниках, пытаясь разглядеть в густой траве знакомую могильную плиту. 

И зачастую «по пути» нахожу могилы других важных для меня и для города людей. Несколько месяцев назад вот так, почти случайно, нашлась (для меня, так-то ее никто не терял) могила Николая Владимировича Цивчинского – известного казахстанского художника монументального и декоративно-прикладного искусства. Помните, это он в соавторстве с Молдахметом Кенбаевым создали мозаики на гостинице «Алма-Ата» и «Девушку с сережкой» на фасаде магазина «Казахстан»? Ту самую, которую чуть было не угробили во время ремонта здания… 

news1149.jpg

Как-то весной, увидев, как я брожу вдоль аллеи и между деревьев в поисках могилы, вызвался мне помочь сотрудник кладбища, простой и добрый человек. Я его там постоянно вижу, и мы уже здороваемся как старые знакомые. Фамилия «Зенков» ему ничего не говорила, но я добавила: «Это известный человек». И тогда он мне показал аккуратное каменное надгробие: «Его часто ищут». Сразу было ясно, что это не могила архитектора, но мне было любопытно, почему «часто ищут» и я пошла посмотреть. На надгробии было написано: «Архимандрит Павлин Ал(ександро)-Нев(ская) лавра скончался 30 сентября 1936 года на 65 году». Могила ухоженная, много цветов, иконок. Видно, что могилу посещает много людей.

news1150.jpg

Уже дома посмотрела в интернете, кто такой архимандрит Павлин. 

Информации немного, но уж что есть… Это архимандрит Павлин (Кочетов Павел (Павлин) Васильевич) - 1871 года рождения, уроженец села Карпели, Моршанского уезда, Тамбовской губернии.

Монах. Служил в Ленинграде в Александро-Невской лавре.  17 февраля 1932 года его арестовали. Осужден он был выездной сессией Коллегии ОГПУ 22 марта 1932 года. Обвинялся в том, что он «участник Ленинградского филиала контрреволюционной церковно-монархической организации» по Статье 58–10,58–11 УК РСФСР. 

Приговор: 3 года высылки в Казахстан. 

Собственно, это все, что я нашла. Остальное домыслила. Высылали его в Алма-Ату на три года, то есть до 1935 года, а умер он 30 сентября 1936. Похоже, ссылку продлили… 

И еще нашла такой факт: «Реабилитирован прокуратурой г. Ленинграда 14 июля 1989 года».

Вот такая удивительная история. 

А пару недель назад, когда я опять не могла сориентироваться в кладбищенском пространстве, меня к могиле «известного архитектора» отвел старенький еврей – там напротив еврейское кладбище, вот я и спросила у него, а не знает ли он где тут могила известного архитектора Зенкова… Он повел меня в другую сторону от центральной аллеи и привел к могиле Владимира Зеликовича Кацева (вдруг кто не знает – это архитектор «Медео», цирка и многих других городских зданий). Я была даже рада, что он меня отвел к этой могиле. Потому что знакома была с Владимиром Зеликовичем, а на похороны не удалось попасть – далеко я была от Алматы…

news1151.jpg

Найти могилу в этой части кладбища совершенно невозможно сделать без помощи знающего человека, так там все плотно и хаотично заставлено могилками. Моим проводником по алматинским погостам стал некрополист Георгий Алексеевич Афонин, за что я ему бесконечно благодарна. И он же помог понять очевидную для большинства грамотных и культурных людей вещь: кладбище – это исторический памятник, некрополь, и его надо охранять. Не все кладбища, конечно, являются некрополями, а та их часть, где находятся исторические захоронения и памятники истории, скульптуры и архитектуры, представляющие национальный фонд культурного наследия. 

news1152.jpg

То есть существует реальный исторический или художественный интерес к таким могилам и, следовательно, они должны быть официально учтены, занесены в некий список памятников и охраняться государством. Что во многих странах успешно делается. 

Есть такая мемориально-историческая зона и на Центральном кладбище Алматы. Формировалась она примерно в 50-70-е годы прошлого века… И, похоже, формировалась на месте захоронений старых, более раннего периода. И подтверждения тому есть. Георгий Алексеевич рассказал, что согласно архивным документам уже к 1939 году вся историческая территория Центрального алматинского кладбища была занята. Но захоронения же продолжаются до сих пор. Каким образом? Вероятнее всего, путем сноса существующих захоронений. С центральной аллеи уже исчезли памятники 1930–1940-х годов, на их месте есть могилы 60-70-80, а то и 2000-х годов.

А вот немного в глубине, буквально в 20 метрах от центральной аллеи, можно встретить старые захоронения. Могила того же Зенкова как раз там, чуть в стороне от центральной аллеи. 

news1153.jpg

Тянется мемориальная зона вдоль центральной аллеи. На ней очень много интересных с художественной точки зрения памятников. Известных всей стране людей провожали в последний путь торжественно, и надгробия для их могил порой делали очень талантливые скульпторы. Надгробья Мухтару Ауэзову и Ахмету Жубанову создавал скульптор Евгений Вучетич. Тот самый, что является автором скульптур  «Родина-мать» в Волгограде на Мамаевом кургане в Волгограде  и «Воин-освободитель» в Трептов парке города Берлина. 

news1154.jpg

Есть на кладбище надгробия авторства и других известных скульпторов – Павла Шорохова,  Алексея Антропова (московский скульптор, один из создателей памятника Юрию Долгорукому) – на могилах Каныша Сатпаева, Куляш Байсеитовой, Мукана Тулебаева. 

news1155.jpg

news1156.jpg

Настоящее произведение искусства – надгробный памятник Дине Нурпеисовой. К сожалению, я не нашла информации, кто же его создал. Кстати, к могиле домбристки подобраться совершенно невозможно – очень плотно установлены оградки, человеку, даже самому стройному там не протиснуться… 

news1157.jpg

Но, конечно, ценность кладбища не только в уникальных памятниках над могилами, а в самих могилах великих людей. 

Могилы Дважды героя Советского Союза Сергея Луганского, академика Сокольского, актера Калибека Куанышбаева…

news1158.jpg

news1159.jpg

news1160.jpg

Есть тут и могила геолога Кассина. Я о нем писала -(https://ratel.kz/outlook/alma_ata_i_almaty_geologija_dlinoju_v_zhizn)  выдающийся человек был – ему принадлежит множество геологических открытий на казахстанской земле, он был учителем, другом, соратником академика Сатпаева…  Могилу его я не нашла, хотя искала. А Георгий Алексеевич рассказал жуткую историю: на могиле геолога лежал стилизованный саркофаг, а когда он провалился, ее «укрепили», залив бетоном…

Могила Алиби Джангильдина тоже утратила прежний облик: исчез памятник работы казахстанского скульптора Петра Усачева, захоронение заброшено…

news1161.jpg

На нашем городском кладбище был похоронен и академик Александр Полосухин, который приехал в Казахстан из Свердловска. Во время войны он создал противошоковую жидкость, позволявшую спасать раненых бойцов от моментальной гибели в агонии. Место захоронения известного медика (о нем и других алматинских врачах немного вот тут https://ratel.kz/outlook/dom_medikov_i_ego_zhiltsy …) выглядит плачевно - портрет украли, землю захватили под новые могилы. Исчезла и могила народного артиста Казахской ССР, заслуженного деятеля искусств, основоположника художественного образования в Казахстане Абрама Черкасского – некрополист в один «прекрасный» момент обнаружил на месте могилы известного художника новое захоронение. 

Грустно…

И никак не решается вопрос с надгробной плитой на могиле Зенкова. Как я уже писала, на могиле архитектора две могильные плиты. Плита из песчаника, которая была первоначально установлена, и плита из мрамора (установленная гораздо позже). Старая плита постепенно разрушается: на хрупкий песчаник влияют погодные условия. А тем временем эта плита имеет историческую важность, потому что является, цитирую Георгия Афонина: 

«1. Является подлинным образцом первых надгробий, установленных на центральном кладбище (я думаю, что эта стела была установлена в год смерти Зенкова – в 1936 году. А потому является одной из немногих сохранившихся к сегодняшнему дню.  

2. Содержит определенные элементы символики – пятиконечную звезду, серп, молот, что свидетельствует о развитии светской мемориальной традиции в те годы, подчеркивает, что Зенков десять лет служил в советских органах архитектором.

news1162.jpg

3. Памятник выполнен необычно для того времени – большинство сохранившихся – это плиты из гранита с углубленным рельефом (гранит был доступнее и, а техника выбивания текста вглубь – проще для исполнения) песчаник еще не вырабатывался в серии, был редок, а потому более ценен, а надписи и элементы символики и окантовка по периметру выполнены техникой выступающего рельефа, что технически сложнее, работа кропотливее.

4. Положение памятника просто плачевное – по нему ходят, его разбивают люди, его разрушают атмосферные осадки - дождь и снег, его портит сырость земли. Часть текста и рельефа уже разрушено, так как он лежит горизонтально, а рассчитан на вертикально расположение.

Вывод: памятник нуждается в консервации, т.е. переносе его с места его нынешнего нахождения в закрытое помещение, где он будет недоступен действиям людей и воздействию атмосферных осадков».

news1163.jpg

Но где взять это самое закрытое помещение? Вопрошаю опять я. Что это может быть? Музей города? Да, Зенков был городским архитектором и много сил отдал строительству города.  Музей архитектуры? Почему бы и нет. Зенков был архитектором. Может, помещение при церкви? Тоже хороший вариант – Вознесенский собор построен при непосредственном участии Андрея Павловича.

Но что-то надо придумать. И чем скорее, тем лучше. Помогите, алматинцы! 

Источник -  Ratel.kz

Читайте также

  • Комментарии
Загрузка комментариев...