Как увлечение живописью и муралами помогло соединиться двум алматинским сердцам | Агентство профессиональных новостей - AIPN.KZ | Агентство профессиональных новостей (АПН)

Как увлечение живописью и муралами помогло соединиться двум алматинским сердцам

653
6 минут
Как увлечение живописью и муралами помогло соединиться двум алматинским сердцам
Галина Галкина

Выражение «между нами выросла стена» влюбленные Диас и Карина воспринимают как фронт работы.

Нет, не над собой и отношениями, а над очередным шедевром, который украсит стену одного из домов алматинских улиц. Вот уже несколько лет они создают удивительные муралы, добавляя яркости в жизнь мегаполиса и свою собственную.

Мог ли предположить преподаватель вуза Диас Азимжанов, что будет проводить весь день на стреле подъемного крана в одной люльке со своей возлюбленной, увлеченно расписывая стену валиком разноцветными красками?!

Диас имеет два образования – журналистское и режиссерское. Несколько лет он провел в Европе и США. Учился в Нью-Йоркской киноакадемии, в филиале ЛосАнджелеса, в эпицентре создания кино. Но он считает, что не это главное.

– Конечно, для выходца из СНГ учеба в Американской киноакадемии дает возможность понять, что такое организованная киноиндустрия. Но творчество, как мне кажется, не зависит от того, где именно ты получил образование. Творчество внутри, – убежден молодой человек.

Сегодня Диас преподает в казахстанском университете по направлению «Кино и медиа», параллельно развивает свои проекты, снимает как художественные, так и документальные работы.

Весьма символично, что группа под названием «Кино» стала поводом знакомства этой творческой пары. Молодые люди в лучших алматинских традициях случайно встретились на улице Панфилова. Диас увидел хрупкую, красивую девушку, которая медитативно кружилась в танце под песню «Перемен требуют наши сердца…». Эта искра вспыхнула с первого взгляда.

Карина – представительница творческого коллектива «GaKa». Название составлено из начала имен двух художниц – Гафуры Каирбековой и Карины Азимжановой. На сегодня коллектив специализируется на росписи стен и создании муралов, которые давно стали неотъемлемой частью облика Алматы. Кстати, Карина Азимжанова, до брака – Крылова, заканчивала Академию искусств имени Жургенова по специальности «станковая живопись».

news6110.jpg

– И вот, собственно, хороший вопрос, как станковистов занесло на стены? На самом деле благодаря Гафуре Каирбековой, моей подруге и коллеге. Гафура училась на отделении «монументальная живопись», это уже ближе к муралам. А я потянулась за подругой, потому что было интересно поработать на масштабе, так как это совершенно другой уровень, – объяснила Карина.

Карина искренне и глубоко любит Алматы и уверена, что увлечение созданием муралов помогает делать наш город еще уютнее, интереснее, ярче.

– Это мой родной и любимый город. У меня был, конечно, выбор поехать куда-то учиться, но я решила остаться здесь, – говорит художница.

Гафура вовлекла супругов в работу над муралами. За ее плечами уже был собственный опыт в этом жанре – ставшее известным изображение казахстанского прославленного альпиниста Букреева, что на Толе би близ филармонии рядом с магазином альпинистского снаряжения. Сегодня на счету ребят пять муралов, причем не только в Алматы, но и других городах Казахстана. Необычность ситуации заключается в том, что в жанре стрит-арта выступили девушки с классическим художественным образованием, а за компанию – режиссер и журналист Диас Азимжанов.

– Если бы решили учредить международный день муралов, то он обязательно праздновался бы летом. Лето – лучшее время для создания росписи на стенах. И если бы пришлось выбирать столицу муралов в Казахстане, то сегодня ею бы стал именно Алматы, – уверены художники.

news6111.jpg

Когда они расписывают какойлибо дом, люди подходят и выражают одобрение и благодарность. Например, вместо серого торца «Гранд Парка» отныне можно видеть потрясающую картину – мурал со сценой из исторических событий, связанных с Касым ханом, созданный к презентации фильма «Ұлы Дала Таңы» («Рассвет Великой степи»).

– Муралы не только украшают пространство, но и поднимают важные социальные темы, как, например, в работах Паши Каса в Темиртау, где он изображает проблему загрязнения воздуха. Предполагаю, что Паша вдохновился картиной Матиса «Танец». На полотне импрессиониста люди танцуют по кругу, а в мурале у Павла они застыли в отчаянном танце вокруг темиртауских дымящихся труб, которые убивают город, – размышляет Диас.

По его словам, несмотря на то, что муралы как творческое направление появились недавно, можно проследить связующую нить из глубины веков, например, с росписью на стенах в церквях, созданием витражей под куполами.

– Раньше, когда люди в своем большинстве не умели читать, роспись на стенах в храмах рассказывала им историю. Это был важный способ донесения информации до прихожан. Но и сегодня муралы ведут определенный диалог со зрителями и содержат некую информацию, – уверен режиссер.

В этом смогли убедиться во время работы над картой с объектами Иверско-Серафимовского женского монастыря в Алматы. Карта должна была отображать не только архитектурные объекты, но и тумбы с аудиогидом около каждого строения.

Прежде чем приступить к проекту, Карина решила изучить историю комплекса и исследовать его, прослушала весь аудиогид, постаралась проникнуться духом и атмосферой этого места.

– Новая работа должна была передавать духовность, сакральность объекта. Задача была любопытная, интересная. Вера и религия для меня – немного разные вещи. Думаю, в светскости есть вера. Эти понятия перекликаются, переплетаются между собой. И, наоборот, верующие люди не отвергают светскость, – делится художница.

Вообще, стрит-арт является сложным и даже рискованным направлением для ребят. Карина показывает последнюю завершенную работу – мурал на стене медеплавильного завода в Жезказгане. Там сохранилась часть барельефа советской эпохи в виде двух сомкнутых ладоней.

– Нам нужно было как-то в эту композицию вписать свой сюжет, но не это было самым сложным, – говорит Карина.

news6112.png

Работать над проектом приходилось, сидя в подвешенной к крыше люльке подъемника на значительной высоте (общая высота мурала – 26 метров).

– На объекте использовали старые подъемники. И наступил момент, когда застряла и порвалась цепь, и мы просто повисли, стоя в люльке, цепляясь за ее края. Было очень страшно, – вспоминает художница.

Диас рассказал о схожей истории, которая случилась в Туркестане.

– Здесь тоже использовалась старая техника. Мы с Кариной писали мурал на пятиэтажной высоте. Но была проблема с погодой. Ранняя весна, мартовский ветер и дождь. Люлька с нами была подвешена на стреле старого подъемного крана. Когда налетали порывы ветра, стрела раскачивалась. А нам в этих условиях нужно было еще вырисовывать фронтон. Проблема была в том, что мы находились на приличном расстоянии от стены, нам не хватало рук, чтобы дотянуться до ее поверхности вплотную – с валиком и красками приходилось максимально вытягиваться и стоять у края, – вспоминает он.

Диас также отметил, что ему, как режиссеру, очень важно творчество, обновление. Именно поэтому у них с Кариной возникло понимание и притяжение. И тогда, четыре года назад, на улице Панфилова оказались не случайные люди, а те, у которых, по Виктору Цою, одна «группа крови на рукаве» и общие взгляды на этот мир.

Источник -  vecher.kz

Читайте также

  • Комментарии
Загрузка комментариев...