Анастасия Цветаева: «серебряный век» Павлодара | Агентство православных новостей (АПН)

Анастасия Цветаева: «серебряный век» Павлодара

56
9 минут
Анастасия Цветаева: «серебряный век» Павлодара
Константин Юлианский

Знаменитая писательница Анастасия Цветаева не так известна, как ее великая сестра поэтесса Марина Цветаева. Литературоведы считают, что Анастасия Ивановна попала в тень великой сестры незаслуженно. Ее жизнь тоже достойна кинороманов. В этом убеждаешься, познакомившись с ее жизненным путём. Например, посетив в Павлодаре единственный в мире музей Анастасии Цветаевой. 

news1193.jpg

Как получилось, что Анастасию Ивановну Цветаеву особенно чтят в казахстанском Павлодаре? Еще при жизни эта женщина стала настоящей легендой города, его живой достопримечательностью. Остается она такой и спустя 28 лет после смерти в возрасте почти 100 лет. Возможно, Павлодар и не обзавелся бы такой знаменитой землячкой, если бы не ХХ век, разбросавший знаменитых людей по большой и необъятной стране – Советскому Союзу. 

news1194.jpg

Казахстан стал местом ссылки многих великих людей: огромное их число стали заключенными концлагерей. Кто-то отбывал ссылку, кто-то выбирал казахстанские города, потому что был ущемлен в правах и ему запрещалось селиться в крупных городах СССР.

Хотя, в 1894 году, когда Анастасия Ивановна появилась на свет, никто бы не подумал, что ей и маленькому уездному городу на Иртыше доведется пересечься. Ее отцом был профессор-историк, основатель Музея изобразительных искусств имени Пушкина, легендарный Иван Владимирович Цветаев. Рожденной в интеллигентной московской семье Анастасии была уготована судьба представительницы европейской интеллектуальной элиты тех лет. Но грозный 1917 год сломал планы на жизнь миллионам людей. И таким, как семья Цветаевых - в первую очередь. Октябрьскую революцию они не приняли. И в 1919 году оказались в Крыму, бывшем тогда «оплотом белогвардейцев». 

news1195.jpg

В отличие от Марины, Анастасии Цветаевой пришлось остаться в СССР. В 20-е годы она относительно свободно могла заниматься литературным творчеством, публичными диспутами о политике, религии и прочим спорным темам. Однако в последующие 1930-е годы ее лишили такой возможности. Дед - священник, отец - профессор, сестра со своим мужем – белоэмигранты. Такие родственники раздражали советскую власть. Поэтому в 30-х Анастасию Цветаеву сначала перестали печатать, затем стали преследовать, а в 1937 году - посадили, попутно уничтожив рукописи ее книг «Голодная эпопея» и «SOS или Созведие Скорпиона». Уже в 50-е Цветаева пыталась по памяти восстановить эти книги, однако сделать это не удалось. 

Первый раз от долгого заточения ее спасло заступничество Екатерины Пешковой, советской правозащитницы, первой жены Максима Горького. Во второй раз ее посадили надолго по выдуманному советской властью поводу. А главной и единственной причиной, по которой людей арестовывали чаще всего – подозрения в нелояльности к действующему режиму. Конечно, Анастасия Ивановна не была истовым сторонником коммунистической власти. Плюс ко всему, состояла в «Ордене розенкрейцеров», тайной организации, которая походила на масонскую ложу. Основал ее философ Борис Зубакин. Члены сообщества проводили диспуты о многогранности и мистицизме христианского вероучения. В те годы такие религиозно-богословские споры были популярны. Считалось, что христианство в целом, и православие в частности, находятся на некоем рубеже, перепутье и вот-вот вступят в новый этап развития. Каждый видел этот этап по-своему, однако большевистский воинствующий атеизм поставил верующих людей фактически вне закона. 

news1196.jpg

С 1937 года в жизни Анастасии Цветаевой началась полоса тюрем в Карелии, Каргополе и ссылок на Вологодчине, Башкирии и Сибири. Спустя долгих 20 лет заключения она наконец приехала к сыну в город Павлодар. 

news1197.jpg

Сын Анастасии Ивановны Андрей Борисович Трухачёв – личность непростая. Она родила его в 19 лет, и после появления сына на свет рассталась с мужем. Второй брак оказался столь же непродолжительным. Больше Цветаева замуж не выходила. Андрей Борисович получил хорошее инженерное образование, хотя также, как и мать, слыл нелояльным у властей и был арестован в конце 1930-х годов. После срока его ограничили в правах и запретили жить в мегаполисах страны. Однако послевоенных строек было достаточно и в небольших городах, поэтому Андрей Борисович вместе с женой, дочерью и приемным сыном осел в 1950-е годы в Павлодаре. Именно здесь в 1957 году он воссоединился с матерью после 20-летней разлуки. 

news1198.jpg

В Павлодаре у Анастасии Ивановны начался новый творческий этап в жизни. Цветаева вспоминает начало своего павлодарского периода так: 

– Я начала писать в первую же весну 1957 года, поселясь у сына в Павлодаре, сев у окошка в палисаднике хозяйки. Я начала мой первый том «Воспоминаний» с первых памятных дней детства, всё сначала, точно в первый раз взяв перо. 

news1199.jpg

Большая часть экспонатов, представленных в музее Анастасии Цветаевой, который расположен в Славянском Центре Дома Дружбы, связана с павлодарским периодом жизни писательницы. Хотя мемуаров об этом отрезке жизни у неё совсем немного. Но даже из того, что дошло до наших дней, можно понять, что в Павлодаре у Анастасии открылось второе творческое дыхание. Сошлось несколько факторов. Началась «оттепель», гонения и страх перед арестом исчезли. Цветаева снова была с семьей в городе, который очень полюбила. Вшестером с сыном Андреем, невесткой Ниной, сыном Геннадием и внучками – Ритой и Олей они жили в двух комнатах и небольшой кухоньке. 

news1200.jpg

– Дом, где они поселились, Андрей Борисович подобрал специально по пожеланию матери: он должен был располагаться одновременно рядом с набережной Иртыша и храмом. Для Анастасии Ивановны это было принципиально, – рассказывает Татьяна Корешкова, руководитель музея Анастасии Цветаевой. – К сожалению, сам дом не сохранил первоначального вида, но по соседству с ним стоят несколько домов-двойников, которые выглядят так же, как когда там жила Анастасия Ивановна. 

news1201.jpg

С храмом было еще интереснее – в Павлодаре после гонений 20-30-х годов церквей не осталось. В этом районе стоял уникальный молельный дом. Фактически храм, переделанный из жилого дома. 

В 1943 году было дано разрешение на создание новой православной общины в городе, которая собиралась в обычном частном доме, когда-то принадлежавшем лесничему Рукавишникову. Силами настоятеля храма иерея Николая Попова жилой дом постепенно был перестроен в настоящую церковь уже во времена Анастасии Цветаевой.  Из простых железных листов соорудили купола и своды, а из балкона на этаже-мансарде сделали клир. Сегодня кажется, что так было не одно столетие, хотя самому храму нет и 80 лет. 

news1202.jpg

К вере у Цветаевой отношение было особое: она была набожной. Причем это проявлялось порой довольно оригинально. В музее, к примеру, есть иконы, которые Анастасия Ивановна обрамляла при помощи фольги, которую в те годы использовали только в обертках шоколадных конфет и крышечек-мембран бутылок с кефиром. 

Анастасия Ивановна стала в те годы настоящей достопримечательностью. В Павлодаре было много ссыльных и живую легенду, прогуливающуюся по городу в компании внучек с кошками на руках, знали в лицо чуть ли не все павлодарцы.

В 1950-е и 1960-е годы к Цветаевой просыпается интерес как к живому потомку «серебряного века». Она активно переписывается с Борисом Пастернаком – свои отзывы на первые главы «Воспоминаний» Борис Леонидович шлет именно ей. 

news1203.jpg

В 1960 году Анастасия Ивановна наконец посещает Елабугу, где в 1941 году покончила с собой ее великая сестра, Марина Цветаева. О ней Анастасия всегда помнила и до конца жизни корила себя за то, что так и не встретилась с сестрой, когда в 1939 году Марина Ивановна вернулась в СССР. Хотя сделать это и не получилось бы – Анастасия Ивановна в то время отбывала срок в лагере. В память об отношениях двух сестер здесь есть не только их фотографии, но и камешки, и … кусок стены из итальянского города Нерви, где они в детстве обучались в русском пансионе. А в 1927 году, тоже в Италии, но уже в Сорренто сестры Цветаевы последний раз в жизни увиделись. Марина Ивановна жила в эмиграции в Европе, а Анастасия Ивановна поехала в путешествие – в 20-е годы советские границы были относительно открытыми. Жизнь Марины Ивановны в эмиграции была довольно тяжелой, а Анастасии Ивановне в те годы в СССР было довольно легко – еще сохранялась свобода творчества, репрессии не начались. И казалось, что Анастасия Ивановна делает правильный выбор. Впрочем, и Марину Ивановну судьба в конце 30-х вернет в СССР. Как окажется – на свою беду. 

news1204.jpg

Кстати, в 1958 году в Павлодар приехала и дочь Марины Цветаевой, известная писательница-мемуаристка Ариадна Эфрон. Ее судьба тоже основательно потрепала – ее арестовали вместе с отцом, бывшим белым офицером, ставшим позже тайным агентом НКВД в среде белой эмиграции в Париже. Это был единственный приезд Ариадны Сергеевны в Павлодар. По свидетельствам очевидцев и литературоведов, отношения тети и племянницы не стали близкими. 

Чаще всего в Павлодаре Анастасию Ивановну можно было встретить в «Ленпарке» - сквере в самом центре города. А также на городском стадионе зимой. Даже в пожилом возрасте Цветаева поражала павлодарцев мастерством катания на коньках. А ее почти ежедневные прогулки с внучками в Ленпарке впоследствии положат начало фестивалям «Цветаевские костры» (они проходят осенью) и «Цветаевские катки» (зимой). Эти однодневные фестивали включают творческие встречи с потомками писательницы, субботники по очистке территории, пленэры для молодых художников и оздоровительные мероприятия. 

news1205.jpg

Кстати, сотрудники музея планируют обратиться в городской акимат, чтобы парку близ комплекса «Старый город» вместо исторически устаревшего «Ленинский парк» присвоили название «Парк Анастасии Цветаевой». Ведь ни в одном городе мира так не чтят Анастасию Цветаеву, как в Павлодаре. 

news1207.jpg

И огромный вклад в сохранение этой памяти осуществляют местные активисты, которые вместе с её потомками организовали первый в мире музей Анастасии Ивановны. Собственно, без их помощи музея не состоялось бы. Именно Маргарита Мещерская, Ольга Трухачева и Геннадий Зеленин передали в дар музею сотни личных вещей, предметов быта, фотографий и писем Анастасии Ивановны – от очков и утюга до легендарного первого экземпляра «Воспоминаний» Анастасии Ивановны. 

news1206.jpg

Все желающие вносят свой вклад в фонд музея. Даже те, кто непосредственно не был связан с Цветаевой. Много в музее, к примеру, старых фотографий Павлодара – дополнительно создающих атмосферу того времени, когда эта удивительная женщина жила здесь. В целом, жизнь и особая городская атмосфера Павлодара 1950-х, 60-х и начала 70-х крепко связана с Анастасией Цветаевой. Но в 1974 году эта история закончилась. Сын Цветаевой с семьей переехал в Москву, и в городе остался жить только ее приемный внук, Геннадий Зеленин. Но в памяти горожан Анастасия Ивановна осталась навсегда.

Источник -  voxpopuli.kz

Читайте также

  • Комментарии
Загрузка комментариев...