Память, застывшая в камне | Агентство православных новостей (АПН)

Память, застывшая в камне

334
8 минут
Память, застывшая в камне
Константин КОЗЛОВ, Алматы
Фото: АПН

Сегодня 81-я годовщина начала Великой Отечественной войны. Алматы выпала отдельная роль в тех грозных и великих событиях- быть надежным тылом и местом для эвакуации заводов, театров и киностудий. Поэтому в нашем городе хранится особая память о Великой Отечественной войне и о Второй мировой войне в целом. Если бы не война, город сегодня был совершенно иным. 

Память о Великой войне в Алматы олицетворяет Парк имени 28 гвардейцев-панфиловцев. Подвиг панфиловцев положил начало победам Красной Армии на фронте. 9 мая и 22 июня нельзя представить без посещения горожанами и туристами Мемориала Славы и Вечного огня. Традиция сложилась в 1970-е годы, когда был построен мемориал. Из сооружений, которые были в этом месте во время войны, в парке сохранились два объекта. Первый –Кафедральный Вознесенский собор, бывший в то время Центральным музеем и главной ретрансляционной радиовышкой. Символично, что новости о победе над фашизмом алматинцы и эвакуированные узнавали благодаря ретрансляционной вышке, расположенной в бывшем православном храме. 

Второе здание в парке 28 панфиловцев, «помнящее войну» - Музей казахских народных инструментов. Это здание в годы войны стало одним из центров культурной жизни горожан. Несмотря на то, что большинство артистов разъезжало агитбригадами по фронту, некоторые выступали и в тылу. В здании, где тогда находилось офицерское собрание, выступали великие Аркадий Райкин и Рина Зелёная. 

news3524.jpg

Знаменитую Центральную объединенную киностудию (ЦОКС) составили эвакуированные в Алма-Ату «Мосфильм» и «Ленфильм». С осени 1941 по весну 1944 наш город стал советской фабрикой киногрез. Количество солнечных дней в году, сравнимое с Калифорнией, стало причиной, по которой киностудии «Мосфильм» и «Ленфильм» выбрали для эвакуации именно Алма-Ату. Советский «Голливуд» разместился в здании Казахской государственной филармонии имени Жамбыла и в жилом доме, прозванным «лауреатником», на пересечении улиц Богенбай батыра и Зенкова. Под его крышей собрался цвет советского кинематографа. От списка знаменитых имен может закружиться голова. Вся советская исполнительская киноклассика обитала здесь: Сергей Эйзенштейн, Григорий Александров, Всеволод Пудовкин, братья Васильевы, Любовь Орлова, Вера Марецкая, Николай Крючков, Людмила Целиковская, Борис Бабочкин, Борис Чирков, Николай Черкасов и многие другие.

В память о том времени остались десятки снятых на ЦОКС фильмов. Самые известные из них — «Жди меня», «Парень из нашего города» и легендарный «Иван Грозный».

news3525.jpg

Алма-атинцы тех лет могли наблюдать диковинную картину: кинозвезды, которых они могли увидеть только на экране, шли на работу как обыкновенные горожане. Еще живы очевидцы, которые помнят, как Любовь Орлова каждое утро распевалась на ходу, тем самым устраивая для прохожих мини-концерты. 

Условия, в которых жили звезды советского кино, были отнюдь не голливудские. Сегодня дом «лауреатник» выглядит фешенебельным особняком. Тогда он выглядел несколько скромнее. В каждой комнате жило по 8-10 человек, ни туалетов, ни ванных комнат в доме не предусматривалось. Бытовая и гигиеническая необустроенность была причиной множества разных болезней. 

Самая страшная из них — брюшной тиф. От него умерли актер Борис Блинов (Фурманов из кф «Чапаев») и актриса Софья Магарилл (баронесса Штраль из «Маскарада»). В алматинской эвакуации от разрыва аорты умер артист Николай Черкасов-Сергеев, исполнитель роли Суворова в одноименном байопике (не путать с Черкасовым из «Ивана Грозного»). Ушедшие в эвакуации из жизни артисты сегодня покоятся на алматинском кладбище. 

news3526.jpg

Центром театральной эвакуации стал Театр оперы и балета имени Абая, открывшийся 7 ноября 1941 года. В годы войны в оперном театре работали великие Сергей Прокофьев, Галина Уланова, Наталья Сац. Любопытно, что в этом же районе, буквально в доме напротив (в так называемом доме Жилкомбината номер 7) был центр литературной эвакуации. В конце 1930-х этот дом был построен для советской интеллигенции. Одну из квартир в нем получил уже популярный в то время писатель Мухтар Ауэзов. В годы войны к нему в квартиру подселили Константина Паустовского.

news3527.jpg

В те годы в квартирах жили и бывали Константин Симонов, Сергей Михалков, Алексей Толстой, Михаил Зощенко, Виктор Шкловский и другие. Это было время плодотворного общения и культурного взаимообогащения между казахской и русской литературой. В те годы многие известные писатели открыли для себя Алма-Ату и Казахстан, которые до этого были скрыты от внимания крупных советских писателей. 

news3528.jpg

Памятниками промышленному становлению Алма-Аты в годы войны можно считать легендарные заводы – завод имени Кирова и Алма-Атинский завод тяжелого машиностроения (АЗТМ). С первых дней войны в Казахстан эвакуировали сотни заводов. Главным образом они направлялись в промышленные районы – в Караганду, Восточный Казахстан. Впрочем, и в Алма-Ате обосновались 22 завода. Из них Ворошиловградский паровозный завод впоследствии и вырос в АЗТМ, а одноименный завод (им. Кирова) из украинского Токмака Запорожской области сохранил имя, но сменил место прописки.  Так в годы войны наш город стал промышленным центром страны. При том, что Семиречье всегда было почти исключительно аграрным регионом. Сегодня от промышленных гигантов осталось совсем немного действующих заводов – индустриальная эра окончательно ушла в прошлое. Несмотря на то, что промышленные зоны заводов основательно сократились, еще стоят заводские управления – памятники военной индустриализации города. 

news3529.jpg

В годы войны в Алма-Ате наблюдался культурный, промышленный и религиозный ренессанс. Так, в 1944 году после нескольких лет забвения в Алма-Ате снова открыл двери для верующих самый старинный в городе Казанский собор. Это был один из первых храмов Алма-Аты, возвращенный верующим. Полгода спустя здесь отслужил первую службу вновь назначенный на кафедру архиепископ Алма-Атинский и Казахстанский Николай (Могилевский). Спустя несколько месяцев вернули христианам и Никольский собор. 

Крепко связаны с историей Алма-Аты события, которые произошли уже после Великой Отечественной, на заключительном этапе Второй Мировой войне - советско-японской войне августа-сентября 1945 года. Алматинцы знают городские легенды о том, что «весь старый центр построен японскими пленными». Действительно, жизнь послевоенной Алма-Аты непредставима без пленных, попавших в наш город после поражения Японии в войне. Всего в СССР в 1945 году оказалось около 600 тысяч японских военнопленных. Примерно десятая часть из них оказались в Казахстане. 

news3530.jpg

Сегодня в соцсетях и в СМИ наперебой пишут, какие именно здания построили в Алма-Ате японские военнопленные. В некоторых публикациях попадаются даже такие нонсенсы, как то, что пленные построили, в частности, Дом Совнаркома (ныне КазНАИ имени Жургенова). И это не может быть правдой – здание, построенной в 1927 году, чисто физически не могло быть построено японскими военнопленными. Часто в перечень домов попадают другие довоенные строения. Действительно, первые японские военнопленные попали в СССР еще после конфликта на Халхин-Голе в 1939 году. Тогда в Алма-Ате их оказалось всего несколько десятков. 

news3531.jpg

Вот несколько домов, точно построенных японскими военнопленными –Дом Ученых, жилой дом 1950 года на пересечении улиц Пушкина и Жибек Жолы, дом работников Турксиба на пересечении проспекта Назарбаева и улицы Кабанбай-батыра (ранние названия улиц Фурманова – Калинина). Определенное участие пленные принимали на работах по возведению южного корпуса Академии Наук, а также нескольких жилых домов в квадрате тогдашних улиц Фурманова-Ташкентской-Дзержинского-Абая.

В основном пленных использовали на лепных и отделочных работах. В то время модно было подсыпать в мраморную крошку слюду, отчего восточные орнаменты переливались на солнце. Японцы к порученному делу относились с большой ответственностью и творческим подходом. Например, при обустройстве городских скверов они могли импровизированно обустроить в них каменные садики в своем национальном стиле. 

news3532.jpg

Размещались пленные в бараках за головным арыком выше улицы Абая, сейчас на этом месте находится Казахский Аграрный университет. Японцы отличались строгой дисциплиной, каждое утро делали зарядку под присмотром своих офицеров. Даже в плену они продолжали им подчиняться. Вечером японцы играли на своих музыкальных инструментах, пели тягучие песни и любили играть в настольный теннис. Однажды пленные даже устроили чемпионат по борьбе сумо, в соревнованиях участвовали и советские охранники.

Военнопленные были своеобразной достопримечательностью города. Если зимой их было не отличить от местных жителей, то летом они предпочитали носить свою военную форму (зимняя для нашего климата не годилась). В первые несколько лет алм-аатинцы относились к ним с подозрением, но потихоньку привыкли и даже периодически подкармливали пленных. Уже к началу 1950-х пленные начали отбывать на родину, а в 1956 году последние японцы покинули Советский Союз. 

Так закончилась уникальная страница в истории города, связанная с войной. С тех пор история эвакуационной Алма-Аты ушла в воспоминания горожан, мемуары и городские легенды.


По материалам АПН  -  zakon.kz

Читайте также

  • Комментарии
Загрузка комментариев...