Алма-Ата и Алматы. Танец сквозь время | Агентство православных новостей (АПН)

Алма-Ата и Алматы. Танец сквозь время

341
13 минут
Алма-Ата и Алматы. Танец сквозь время
Евгения Морозова

Очень хорошо помню свой первый визит в театр оперы и балета, тот самый, который сейчас Национальный театр оперы и балета имени… 

И свои детские зрительские впечатления тоже хорошо помню, хотя было мне тогда всего шесть лет. Театра поразил своей величавостью, красотой, бархатным занавесом! Смотрела я там «Щелкунчика», и в нем все помню до малейших деталей. Я словно побывала в сказке. Восхитительная музыка, невообразимая красота декораций, костюмов. Безумно понравился вальс цветов и снежинок - это было завораживающе. Но самым большим потрясением было не действо, а артисты балета, занятые в спектакле. Не верилось, да и не думалось тогда, что это обычные люди, такие же, как и зрители в зале. Для меня они были волшебниками, дарящими счастье. И такими остаются и сегодня. 

Очень благодарна судьбе (и профессии) за возможность познакомиться, разговаривать, общаться со многими нашими артистами балета, настоящими талантами, великими мастерами. 

news3787.jpg

9 июля в Алматы состоялось важное для культурной жизни города мероприятие – открытие мемориальной доски легенде балетного искусства Казахстана Рамазану Бапову. 

Это талантливейший, выдающийся мастер сцены, артист балета, хореограф-постановщик, педагог, Лауреат международных конкурсов, Заслуженный артист КазССР, Народный артист КазССР, Народный артист СССР (единственный в балетном искусстве Казахстана), Лауреат Государственной премии КазССР – перечислять его регалии можно долго. 

news3788.jpg

Он закончил выступать в начале 80-х, и я по-доброму завидую тем, кто видел его партии на сцене: Тайо в балете Жубановой «Легенда о белой птице», Альберт в «Жизели» Аданa, Зигфрид в «Лебедином озере», Дезире в «Спящей красавице» Чайковского, Базиль в «Дон Кихоте», Солор в «Баядерке» Минкуса, Спартак в балете Хачатуряна, Козы в «Козы Корпеш - Баян Сулу» Брусиловского… 

news3789.jpg

Открытие мемориальной доски из официального мероприятия превратилось в душевную встречу старых друзей. Конечно, были здесь и официальные лица – представители акимата, администрации театра, и это очень логично и правильно: Бапов – величина огромного масштаба! Но большинство собравшихся у дома знали Рамазана Саликовича много лет, дружили семьями, работали в театре, вместе выходили на сцену. Они вспоминали его уникальное трудолюбие, его музыкальность, пластичность, выразительность. Рассказывали свои истории, связанные с личностью Рамазана Саликовича, некоторые даже плакали.  Были здесь и поклонники его творчества, такие как я. Пришли отдать дань памяти выдающемуся артисту.    

news3790.jpg

В этом доме Рамазан Саликович со своей супругой, коллегой, единомышленницей, соратницей Людмилой Георгиевной Рудаковой жили с 1977. Людмила Георгиевна и сейчас живет здесь, в уютной квартире, где все напоминает о дорогом ей человеке. Говорит, что ничего не хочет переделывать – пусть дом этот будет таким, как при Рамазане…

news3791.jpg

Я была приглашена в этот дом накануне открытия доски, мы очень тепло и очень по-дружески говорили, пили кофе, смотрели фотографии. Это дом – как музей. На стенах – портреты двух талантливейших артистов балета в разные годы их творчества и жизни. Но фотографий дома не будет. Думаю, вы понимаете, почему – это пространство личное, закрытое. А душа, сердце Людмилы Георгиевны – открыты. Она рассказывала о своей жизни с Рамазаном Саликовичем просто, искренне…

news3792.jpg

Познакомились они в театре. Людмила была тогда примой-балериной, а Рамазан – выпускником училища, только вернулся из Москвы в родной город…

- Это случилось, это судьба. Никто к этому не был готов, ни он, ни я. Но так случилось. Он приехал, ему 19 было, а мне 29 уже… Он как-то потом сказал, что когда заканчивал училище, ему его педагог Руденко сказал: «Вот едешь в свою Алма-Ату, и первое, что ты должен сделать – выбрать хорошую партнершу». Я Рамазану сказала: так, может, ты меня выбрал, потому что я прима?  А он ответил: «Когда я зашел в театр, я не знал, кто там прима, но тебя увидел сразу»… И стал за мной наблюдать, как я хожу, как разговариваю… Его родители категорически были против меня, это естественно. Во-первых, я на десять лет старше, во-вторых, я неизвестно откуда взялась в этом доме. Рамазан пошел против родных. Один раз выступила мама, но потом она взяла свои слова обратно. Потом было все нормально, никаких ссор. В конце за ней ухаживала я, и хоронила ее я, - вспоминает Людмила Георгиевна.

news3793.jpg

Не понимаю, как Людмила Георгиевна все успевала: ходить на репетиции, выступать, вести домашние дела, блистать на премьерах… А еще семейная жизнь: муж, ребенок, дом. Говорит, что это было нетрудно. Их любовная лодка не разбилась об быт. 

- У нас сначала и не было ничего. Когда Рамазан снялся в фильме "Ангел в тюбетейке", ему дали деньги. И мы купили шифоньер, это была единственная наша покупка тогда. Он до сих пор в идеальном состоянии. Деньги у нас появились позже, когда Юлечка родилась: Рамазан премию какую-то получил, купили ей кроватку. А мои декретные лежали нерасходованные. Я сказала, как рожу - скажу, что купить. Он купил ткань, купил чепчики, распашоночки. Мне разрешили ему позвонить, я позвонила, спрашиваю: что ты делаешь. А он говорит: глажу пеленки. Он ждал девочку. Пять недель беременности было, мы уже знали, что если девочка, то Юлечка, - вспоминает Людмила Георгиевна.

news3794.jpg

Людмила Георгиевна после родов вышла в театр через 20 дней - пропустила только «Дон Кихот» и «Чинтамур». «Чинтамур» не удался, его больше не ставили в театре, а в «Дон Кихоте» Рудакова танцевала позже. Сейчас Юлечка, Юлия Бапова, живет в Стамбуле. Единственная дочь талантливой четы Бапов-Рудакова – талантливая пианистка, главный концертмейстер Стамбульского оперного театра.

Стамбул не был чужим городом и для Рамазана Саликовича – в 1988 году он туда уехал, работал в театре некоторое время. И Людмила Георгиевна была с ним, тоже работала. Она вспоминает жизнь в Стамбуле яркой, полной приключений. 

news3795.jpg

«Был такой случай - я приехала к Рамазану, и как раз в Стамбуле находился Саша Васильев (театральный художник, историк моды, искусствовед Александр Васильев – прим. Е.М.), он тоже работал в театре в то время. А Саша любит Стамбул, хорошо знает город, все закоулочки… Мы тогда вместе много гуляли. И в районе старого города Саша показал нам необычную церковь – она стояла на крыше простого шестиэтажного дома. Поднялись туда, поговорили со священником.  Оказалось, в 19 веке здесь было подворье скита, все шесть этажей занимали монашеские кельи и комнаты паломников, следующих дальше в Афон. Церковь и сейчас работает, из церковных окон открывается дивный вид на окрестности… А потом нас позвали к трапезе…Это был счастливый, хороший день, который мы потом часто вспоминали», - говорит Людмила Георгиевна.

Вот тут я чуть не подскочила – я это место помню, была там три недели назад с гидом.  Древняя церковь Ильи Пророка входила в экскурсионный маршрут по старому городу. Помню, как я удивилась: большой старый дом, с красивыми широкими лестницами, а на крыше – церквушка.   Правда, сейчас вместо келий и комнат паломников – обычные квартиры. Но вид с крыши по-прежнему прекрасен…

После Стамбула Рамазан Бапов перебрался в Америку – получил предложение поработать там пару месяцев. Но остался на 14 лет. Открыл балетную школу, работал и в других частных школах. И все складывалось, казалось бы, очень хорошо. Но…

«Я и Юля, мы отказались жить в Америке категорически. Он вроде попытку сделал меня там оставить, он очень хотел, чтобы мы там жили. Я там была, и я места себе не находила. Хотя я бы там и работу себе нашла без проблем: меня пригласили, хотя не знали, что я жена Рамазана. Но здесь были мои родители, я не могла их бросить. И я там была как глухонемая – языки мне плохо давались. И я отказалась. А Юлечка в это время уже работала в Стамбуле. И любит она этот город, и там любят ее».

В 2007 году Рамазан Бапов по приглашению тогдашнего президента Казахстана Назарбаева вернулся на родину. И возглавил балетную труппу…Работал, он всегда много и упорно работал. 

… Он умер в 2014 году. Умер рано, до обидного рано – ему было всего 67 лет. В Стамбуле тогда памяти артиста посвятили балет «Жизель». Альберт в «Жизели» - одна из любимейших партий Бапова, можно сказать, визитная карточка артиста. И на памятной доске он – Альберт. А второе фото на доске – он в роли Спартака. Фотографии выбирали Людмила Георгиевна и Юлия.

news3796.jpg

- Рамазан был нежный, ласковый -  лирик. И «Жизель» - это его партия по природе. А «Спартака» он любил, потому что мужественный мужчина. Он очень любил Спартака. Мы с дочерью отобрали фотографии, передали мастеру. Тут тоже была удивительная история. Оказалось, этот тот самый мастер, который делал каменный постамент для памятника на могиле Рамазана. Он посмотрел фотографии, говорит: «Я все понял, мне надо подумать». Это было в воскресенье вечером, а в понедельник в 8 утра он мне уже прислал эскиз доски. На ней и «Спартак», и «Жизель». Мужественный и нежный Рамазан. Это как в сказке. За неделю доска готова была.

 Но перед этим пришлось много побегать с оформлением самой доски – все не так просто, оказывается. 

«Во-первых, оказалось, что все подлинники документов находятся в архиве, в музее. Они мне там как сказали: «Когда вам понадобятся документы, мы вам их дадим». А когда понадобилось, мне ничего не дали. С большим трудом я получила документы. Написала заявление директору, и тогда они мне сделали копии. Эти копии мы с Дамиром (Дамир Уразумбетов – ученик Бапова) отдали в акимат. Потом мне сказали, что нужно ждать пять лет. Потом начался ковид, потом январские события и сгорел акимат. Потом понадобились фотографии дома: мы с Дамиром сфотографировали со всех сторон. Нужны были подписи соседей, что они не возражают. Но жильцов старых осталось не так много, пять-шесть квартир. Многие квартиры сдаются, жильцов дома не бывает. Но мы все сделали, - улыбается Людмила Георгиевна. 

news3797.jpg

И вот – долгожданное открытие мемориальной доски. Очень важный день для всех нас. Человек и его дела будут жить вечно, если есть благодарная память потомков. И тех, кто его знал лично.    

Благодаря теплым воспоминаниям друзей, близких, коллег Рамазана Бапова и Людмилы Рудаковой было в этот день трогательно и тепло. Добрая, душевная атмосфера. 

Выступающие говорили тепло и искренне, рассказывали о своих встречах с  Рамазаном Саликовичем, вспоминали совместные выступления, гастроли, работу. Высказывали слова благодарности и восхищения за терпение, за веру, за бесконечную любовь к балету, за стремление увековечить имя великого Рамазана Бапова его жене Людмиле Георгиевне - заслуженной артистке КазССР, приме казахстанского балета.  

news3798.jpg

«За каждым талантом стоит женщина. Вот таким человеком, на которую опирался Рамазан в жизни, была Людмила Георгиевна Рудакова. Она нежно называла его «Ромашок». Она его выпестовала. Он получил величайшее образование, он учился в лучшем учебном балетном заведении Советского Союза, но без нее он вряд ли состоялся таким, каким мы его знаем. А я бы отнес его к выдающимся танцовщикам СССР, таким как Васильев, Лавровский, Лиепа. Рамазан стоял в одном ряду с этими именами… А все остальное было в руках Людмилы Георгиевны», - сказал на открытии мемориальной доски Алибек Днишев, оперный певец, Народный артист СССР, Герой труда Казахстана. 

И добавил: «Для меня это действительно торжественный день – день открытия мемориальной доски моему другу, выдающемуся танцовщику, ярчайшей звезде казахстанского и, я бы сказал, – мирового балетного искусства». 

news3799.jpg

Эдуард Джабашевич Мальбеков, советский и казахский артист балета, педагог, Заслуженный артист Казахской ССР, вышел на сцену подтянутым, красивым, и говорил красиво. «Не забуду его первое соло – выход в балете «Лебединое озеро». Он станцевал прекрасно – и это было понятно, ожидаемо... Но все сразу сказали, и присутствующие на сцене, и присутствующие в зале – появился истинный Принц. И он именно таким и был – принцем. Так он и прошел по жизни – очень достойно. И шел так всю свою творческую судьбу, всех принцев станцевал. Это было правильно: по своей натуре он был удивительно скромный человек, удивительно воспитанный, удивительно культурный.  Интеллигентный, отзывчивый, добрый и вместе с тем сильный как личность, настоящий профессионал — таким мы его и помним».

Эдуард Джабашевич – сам легенда, многие годы он был ведущим солистом Казахского государственного академического театра оперы и балета имени Абая, возглавлял Алма-Атинское хореографическое училище имени Селезнева (который, кстати, был его учителем когда-то), потом преподавал в нем.  

«Он был очень ярким исполнителем, о нем всегда говорили и говорят как об эталоне высокого искусства. Он стал человеком достойнейшим. И когда он проявился, мы восхищались.  Ему было сложно начинать, он из семьи железнодорожников. Но он получил блестящее образование, он стал величайшим мастером балета, он получил блестящую общую культуру. Не буду говорить о его блистательных выступлениях в Москве и в Варне (на фестивале в Варне Рамазан Бапов занял второе место, а первое было у Михаила Барышникова, - прим. Е.М.), это всем известные факты. Я расскажу о другом его выступлении, в маленьком городе. Мы поехали в Жезказган, а там сцена крохотная, четыре на четыре метра. Ну где тут, казалось бы, может прыгать Рамазан, который всех поражал прыжками? Но он и там сыграл достойно, и как сыграл!.. Образ Спартака был ярким, поразительным, и зрители – жезказганцы тогда, надо признать, были далеки от высокого искусства – были в восторге, они унесли Рамазана на руках», - вспоминает Эдуард Джабашевич. 

news3800.jpg

«Это был совсем новый уровень исполнения классического мужского танца. Он привнес в мужской танец академизм, артистизм, чистоту исполнения, молодость, упование танцем. Его блестящая техника вращения, и особенно прыжки – высокие мягкие, кошачьи, его никогда не было слышно, - удивляли. И мы студенты училища на его творчестве, на его спектаклях учились, это для нас было как наглядное пособие. Нам очень повезло», - дополняет подробностями слова мэтра Тукеев Мурат Орындыкбаевич, заслуженный артист Республики Казахстан, сам уже мэтр. 

Мероприятие вроде бы закончилось, а гости не хотели расходиться. Разговаривали, вспоминали, обсуждали событие. А это действительно событие в культурной жизни города и в его истории.  Рамазан Бапов был алмаатинцем и алматинцем, он здесь жил и здесь творил прекрасное. Хорошо, что доска есть – это память. Хорошо, что есть улица имени Бапова: 85 домов в Алатауском районе Алматы, это тоже память. В этом году Рамазану Бапову исполнилось бы 75 лет. Так что все случилось вовремя. 

news3801.jpg

Но нет ни одного балетного зала его имени. А должен быть: благодаря творчеству, таланту Рамазана Бапова о казахстанской хореографии знает весь мир.  Он достоин. Мы обязаны.


Источник -  Ratel.kz

Читайте также

  • Комментарии
Загрузка комментариев...