Активисты озабочены сохранностью архитектуры Восточного Казахстана | Агентство православных новостей (АПН)

Активисты озабочены сохранностью архитектуры Восточного Казахстана

22
9 минут
Активисты озабочены сохранностью архитектуры Восточного Казахстана
Константин КОЗЛОВ. Фото: АПН

Действия властей не направлены на охрану или содействие в восстановлении памятников архитектуры

Семей и Усть-Каменогорск – города с богатой историей. Однако сегодня состояние исторической застройки в этих городах далеко от идеала. Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев неоднократно говорил о необходимости сохранить архитектурное и историческое наследие Семея. Тем не менее, проблема сохранности старых зданий в этом городе и в Усть-Каменогорске стоит невероятно остро. 

Семей среди казахстанских городов имеет славу культурной столицы. Что неудивительно: этот регион дал казахстанской культуре и науке Абая, Каныша Сатпаева, Шакарима, Мухтара Ауэзова и многих других выдающихся деятелей. 

В начале ХХ века Семей был самым крупным городом Казахстана, где кипела бурная общественная и культурная жизнь. С тех времен сохранилось немало старинной застройки и архитектурных объектов, которым другие города Казахстана могут позавидовать. Правда, сохранность и состояние архитектурного фонда сегодня все больше вызывает тревогу. 

Пожалуй, самым наглядным воплощением проблем является здание зооветеринарного техникума. Ранее - женской гимназии. Уже не раз его пытались снести, но вмешивалась общественность. Сегодня от здания 1844 года постройки остался один остов. 

Тем не менее, летом этого года аким ВКО Даниал Ахметов пообещал, что здание сносить не будут. 

– Это очень интересное здание, 1844 года постройки, мы ему придадим статус здания исторического характера. Такое решение будет принято в ближайшие дни. И никто не будет иметь возможность трогать, разрушать это здание. Хочу сказать спасибо тем обеспокоенным семейчанам, которые подняли тревогу вокруг этого вопроса. Чем больше таких зданий будет сохранятся, тем красивее будет город, – заявлял тогда Ахметов. 

После того как зооветеринарный техникум «съехал» из здания, участок был передан в частные руки. Владелец был уже готов сносить его, однако творческой интеллигенции города удалось отстоять здание. Сейчас его судьба остаётся в подвешенном состоянии. Разговоры о том, что там разместится музей, остаются разговорами. А угроза обрушения здания существует вполне серьезная. 

– Строя торговый центр неподалеку от здания зооветтехникума, землю стали свозить прямо к зданию, в результате чего оно просто завалилось и едва не рухнуло на наших глазах. Сделано это умышленно. Такая же история происходит со зданием первого телеграфа в стране. Сегодня он находится в запустении. И скорее всего, в ближайшее время будет снесён. Более того, он уже на несколько десятков сантиметров ушел в землю. Асфальт на тротуаре закатывали таким образом, что дверь в это здание сейчас почти не открывается, – рассказывает гид, организатор экскурсий по Семею и Усть-Каменогорску Валерия Топольняк. 

news1824.jpg

В Алматы, Нур-Султане и некоторых других городах домов старой дореволюционной застройки осталось буквально наперечет. Большая их часть включена в список памятников архитектуры. В Семее этих домов на порядок больше. С одной стороны – это предмет гордости, а с другой– повод для тревоги. Потому как далеко не для всех домов хватило этих статусов. Старинная застройка в большинстве своем находится в частных руках. Лишь малому количеству повезло в том, что там разместились музеи, органы государственной власти, офисы и магазины. Можно припомнить и дом-музей Достоевского, и здание бывшего Китайского консульства, и особняки в комплексе литературного музея Абая, и, конечно, религиозные объекты: Воскресенский собор, одноминаретная и двуминаретная мечети. 

– Те же здания, которые не были переданы частникам в свое время, теперь доводятся до такого состояния, чтобы можно было развести руками и сказать, что уже ничего сделать невозможно. А таких зданий, как зооветтехникум, я не видела даже в губернском Томске. Пока никаких попыток сохранения здания не предпринято, – сетует Валерия Топольняк. 

Есть и другая проблема – объекты, находящиеся в хорошем состоянии, облицовывают керамогранитом, отштукатуривают, придают им безобразнейший вид. Попросту говоря, уродуют. В результате чего Семей утрачивает некогда неповторимый архитектурный облик. 

При этом многие здания не спасает от опасности даже статус памятников архитектуры. А сколько потеряно и теряется по сей день старинных зданий, не обладающих такой охранной грамотой? К примеру, Татарская слобода в Семее. У этого района нет никаких статусов. Поэтому здания продаются, хищнически сносятся, приводятся в непотребный вид. А в Томске и Казани такие слободы – настоящие музеи архитектуры под открытым небом и центры притяжения туристов.  

– Непонятно: то ли это делается умышленно, то ли от бескультурья? То ли одно помножено на другое, – сетует Валерия Топольняк. 

В соседнем Усть-Каменогорске ситуация несколько иная. Исторически долгие годы он довольствовался статусом заштатного уездного городка, неподалеку был куда более развитый Семипалатинск. Архитектура в этом городе не столь разнообразна и сохранилось ее значительно меньше. 

– Архитектурное наследие Усть-Каменогорска не так богато. В этом «заслуга» как советской власти, так и постсоветского времени. Много зданий снесли или перестроили, когда город обзавелся статусом областного центра, – рассказывает почетный архитектор Казахстана Борис Невзоров. – Впрочем, в этом городе и не было столь вопиющих фактов, когда сносилось или разрушалось бы здание, обладающее охранным статусом. 

Однако специалисты говорят, что статус этот зачастую сводится лишь к одной табличке. 

– Органы контроля, которые должны давать предписания о соблюдении соответствия, проведении ремонтных и реставрационных работ, этого не делают, – рассказывает усть-каменогорский журналист, инженер и общественный деятель Роман Честных. – Сохранность исторического чаще всего сейчас зависит от собственника – если есть совесть и желание сохранить доставшееся ему здание, то он приводит его в нормальный вид. К примеру, по улице Максима Горького в Усть-Каменогорске есть здание бывшего магазина купца Ахтама Рафикова. Несмотря даже на то, что владельцы надстроили мансардный этаж над основным зданием, он гармонично вписывается в ансамбль. Более того, владелец построил по соседству второй дом в похожем стиле. 

Имеется в Усть-Каменогорске и один популярный в городе бар, хозяин которого узнал о том, что в этом помещении были винные погреба известного золотопромышленника. Он счистил штукатурку со сводов и здание приобрело совершенно другой оттенок. 

– Этот бар стал очень популярным в городе, причём мы туда водим экскурсии, и владелец не возражает. А на втором этаже этого здания, где сидит нотариус, все довольно плачевно: по стенам расползается плесень, – рассказывает Валерия Топольняк.

Также показательно в этом плане здания Усть-Каменогорской и Семипалатинской епархии. Вообще, это уникаленый объект. Он расположен на территории бывшей крепости – откуда, собственно, и начался город. Сегодня это территория Свято-Троицкого мужского монастыря. Там сохранилось здание крепостных времен, восстановлен Свято-Троицкий собор 1789-1810 годов постройки, есть новый кафедральный собор Андрея Первозванного, а также расположено здание епархии. Построено оно в 2018 году в редком сегодня стиле неоклассицизма. Но ощущение такое, что построено оно тоже в позапрошлом веке. 

По словам гидов, гости экскурсий, увидев епархию, говорят: «А мы что-то не припомним этого здания».  Они принимают его за старинное.  

В общем, специалисты сходятся на том, что сейчас все зависит от порядочности собственников, к которым эти здания попали в силу тех или иных причин. По их словам, государство устранилось от тех функций, которые накладываются законом о сохранности историко-культурного наследия. Все ремонтные работы должны проводиться за счёт областных бюджетов, но этого не происходит. Или делается крайне редко, с сомнительными результатами. К примеру, в Усть-Каменогорске есть целый архитектурный ансамбль вокруг Дворца Культуры Металлургов – это блестящие образцы сталинского ампира. Они тоже признаны памятником культуры и истории.

– Мы много работаем с местными жителями, и они рассказывают, как здесь проводятся реставрационные работы, – рассказывает Роман Честных. – Отделывается лишь фасад, причем так, что потом куски штукатурки отваливаются и падают прямо на головы людям. Все архитектурные элементы, нуждающиеся в бережной обработке, просто наносятся лепками. Пишешь властям письма о том, что они обязаны делать это и делать качественно. Они идут «в несознанку»: мол, это не наша обязанность, хотя им даже цитаты из законодательства приводишь. И задумываешься: с одной стороны, иногда удаётся заставить их что-то сделать, но в результате становится только хуже. Хотя на словах все по-прежнему: да, мы за сохранность архитектурного фонда. Формально они периодически отчитываются: деньги выделены, работы проведены. Но качественно ситуация не меняется. К сожалению, действия властей никак не направлены на охрану или содействие в восстановлении памятников архитектуры. 

Городские и областные власти остаются глухи к предложениям урбанистов и активистов.

– Много лет обсуждалась идея сделать прогулочной зоной улицу Кирова – ныне Чехова, но от этой идеи отказались, посчитав, что возникнут большие сложности с парковкой машин в окрестностях улицы, – рассказывает Борис Невзоров. – На улице Чехова и сейчас уже много объектов общепита и магазинов. Для прогулочной улицы она подходит как нельзя лучше. 

news1825.jpg

В результате власти решили самостоятельно определить локацию для «Арбата» на улице Бейбитшилик. Это место так и не стало массовым и популярным, да и длина этого самого усть-каменогорского Арбата всего около 100 метров. 

Своеобразной компенсацией архитектурных утрат в Усть-Каменогорске стал этнопарк в «Левобережном комплексе» Восточно-Казахстанского архитектурно-этнографического музея. Там целая улица застроена типовыми домами застройки конца XIX века. Причем домами, типичными как для населявших в то время регион народов, так и образцы строений современных диаспор города. Они качественно выстроены и хорошо обустроены внутри. К примеру, имеется копия дома Абая, что находится в урочище Жидебай. Туда же перенесен и живописный дом, стоявший в центре города на улице Крылова. 

news1826.jpg

Увы, в Семее такой компенсации пока не предусмотрено. Большинство старых домов находится в плачевном состоянии. Архитекторы и общественные деятели предлагают ряд альтернатив в том случае, если власти не возьмутся за сохранность архитектурного фонда.

– В некоторых городах России (особенно в Сибири) действует программа, которую можно условно назвать: аренда за 1 рубль, – рассказывает Валерия Топольняк. –Власти на местах пробуют новый способ привлечь инвесторов — выставляют постройки на аукцион по программе сдачи в аренду за один рубль в год. Взамен арендатор должен за свой счет привести в порядок памятник архитектуры.

Возможно, и в наших условиях эта программа может сработать. Однако пока ее властям не предлагали, и всерьез она не обсуждалась. Хотя, возможно, именно в таком простом шаге кроется рецепт спасения архитектурного наследия городов Восточного Казахстана.

Источник -  exclusive.kz

Читайте также

  • Комментарии
Загрузка комментариев...