Геннадий Зубков. Послесловие | Агентство православных новостей (АПН)

Геннадий Зубков. Послесловие

22
9 минут
Геннадий Зубков. Послесловие
Галина Галкина


Выставка работ ученика прославленного Владимира Стерлигова, последнего художника классического русского авангарда, стала послесловием не только к творчеству, но и к самой жизни выдающегося живописца Геннадия Зубкова. Он ушел в ковидный 2021 год. От болезни, после годовой изоляции. 

Собственно, этот год, проведенный в мастерской наедине с собой, своим искусством, стал своеобразным итогом жизни и творчества самого известного ученика и последователя Владимира Стерлигова. Экспозиция полотен имеет цельность и завершенность – как и жизнь художника.  

Выставка памяти петербургского живописца «ТҮР + ТҮС» / «ФОРМА + ЦВЕТ» состоялась в Алматы, творческой Мекке стерлиговцев. Инициаторы выставки - Макбал Мусина (бывшая алматинка), арт-директор некоммерческой организации «Диалог культур» из Санкт-Петербурга, и Елизавета Ким, руководитель Центра современного зарубежного искусства Государственного музея искусств РК. 

Возможно, именно здесь, в военной Алма-Ате, в чаше гор под куполом неба, и зародилась у Владимира Васильевича Стерлигова идея «чаши неба и земли» - «чашно-купольной» системы в живописи? Ученик Малевича жил в Алма-Ате в 1942-1945 годах и основал школу казахстанских последователей классического русского авангарда. 

В выставочном пространстве Almaty Gallery, где были размещены работы Геннадия Зубкова, собирались настоящие ценители живописи петербуржца, полотна которого полны магии цвета и света, взаимодействия форм, игры плоскости и пространства. 

news2124.jpg

Макбал Мусина - арт-директор АНО «Диалоги культур» (Санк Петербург), куратор:

- Название выставки «Форма +Цвет» выбрано не случайно. Так называлась художественно-исследовательская группа, основанная Геннадием Зубковым в 1995 году. Так же он назвал свою персональную выставку в 2010 году. Художник придавал большое значение формуле – Форма+Цвет. Как говорил Владимир Стерлигов, главное для художника – увидеть и в предмете, и в «пустом» пространстве «дивную жизнь форм» - изобразить пространство цветом. С этой задачей блестяще справлялся Геннадий Зубков. Он оставил после себя прекрасные работы, наполненные светом, цветом и жизнью форм.

Самая значительная часть данной экспозиции – 28 работ – пастели, созданные Геннадием Зубковым в последний год его жизни, в период самоизоляции, непосредственно перед уходом из-за коварной болезни. Эти натюрморты никогда прежде не показывались широкой публике. В каждом из них художник создает цветовую гармонию форм, используя пластический язык геометрических поверхностей и сферических символов. В этих работах присутствует музыкальный ритм, словно бы звучат яркие аккорды джазовых импровизаций.

news2125.jpg

Баян Барманкулова – искусствовед (Алматы):

- Примета стерлиговцев – работа со светом и с плоскостью. Стерлигов был верующим, для него свет - не только физическая форма, но и духовная. Кроме того, православного художника волнует передача некоего «безвесия», воспарения, восхождения от дольнего мира к горному.  Ученик Малевича, он исповедовал супрематизм (разновидность абстракционизма, выражается в комбинациях разноцветных плоскостей простейших геометрических очертаний – прим. автора). У стерлиговцев присутствует идеальная плоскость – без трехмерной глубины, которая, по их представлению, разрывает плоскость. Но в идеальной плоскости может жить и глубина.

Геннадий Зубков – самый известный ученик Стерлигова. Это его последняя персональная выставка, его прощальное слово – зрителям, алматинцам, людям планеты. Он не покидал свою мастерскую в течение года, работал в изоляции. Почти ни с кем не мог общаться. Весь его мир был замкнут стенами мастерской, и остался лишь небольшой набор предметов. Художник с глубокой сосредоточенностью уходит в мир живописи - в тонкие исследования. Когда ты изолирован, и перед тобой лишь несколько вещей или вовсе один объект, ты начинаешь вникать в него, как в любимого человека. Или, наоборот, - как в нечто ненавистное.

2008-й год

Несколько живописных произведений, представленных в нынешней экспозиции «Форма +Цвет», были показаны в 2008-м году в Государственном музее искусств РК имени А. Кастеева, где проходила выставка «В. Стерлигов и его последователи», посвященная алматинскому периоду творчества выдающегося художника-авангардиста. Та выставка вновь объединила, теперь уже на казахстанской земле, трех художников, последователей чашно-купольной системы – алматинцев Рустама Хальфина, Александра Ророкина и петербуржца Геннадия Зубкова. 

Учитель

Одному из своих учеников Владимир Васильевич Стерлигов сказал: «Не знаю, какой я художник, но вам повезло: педагог я замечательный». И, действительно, Стерлигов владел словом, обладал потрясающими знаниями. 

Геннадий Зубков говорил о своем учителе: «Это были не столько знания, которыми он делился, – сколько пребывание в живописной пластической культуре. Новые изобразительные средства не придумываются. Новое – это вывод из предшествующей культуры. В 1920-е годы неким центром искусства был Институт художественной культуры в Петербурге, где Казимир Малевич служил директором, и там возник целый сонм великолепных художников-исследователей. Нам всем, кто волею судьбы попал к Владимиру Васильевичу Стерлигову, чрезвычайно повезло. 

Если сравнить два художнических принципа, то у Малевича была прямая, у Стерлигова – кривая, у Малевича – квадрат, у Стерлигова – чаша. Подобная приверженность принципам не была оппонированием. Мне представляется, что так проявлялась эволюция. Не вливайте в старые мехи молодого вина. Мехи прорвутся, и вино пропадет. Каждое время имеет свою форму выражения. И художник как чуткий инструмент, сейсмограф, чувствует эти колебания в окружающем мире. В начале двадцатых годов в искусстве, живописи царствовала прямая линия». 

Владимир Васильевич Стерлигов в апреле 1960 года, выйдя на этюды с супругой Татьяной Николаевной Глебовой, увидел на берегу озера новые, чашно-купольные, состояния, которые осмыслил, и сложилась новая живописно-пластическая система – «чашно-купольная». Где чаша и купол – не только геометрические формы, но и то необходимое, по мнению Стерлигова, духовно-нравственное состояние художника.

Первые занятия начинались с импрессионизма, где Стерлигов с учениками занимался «очищением света»: «Мы исследуем импрессионизм, чтобы очистить свет в себе». Не палитру очистить, а именно – внутренне состояние художника, который ответственен за то, что выпускает в мир.

Макбал Мусина рассказывает:

- Владимир Васильевича Стерлигов дважды был в Казахстане. Первый раз - как заключенный КарЛАГа. Второй раз - после контузии во время Отечественной войны, - преподавал в художественном училище. 

В 2008 году в Алматы прошла первая выставка школы ленинградца Владимира Стерлигова, который создал собственное направление в живописи. В этом же году Геннадий Зубков две недели жил и творил в окрестностях Алматы, что дало ему возможность окунуться в то же синее небо, разлитое в чашу горных склонов, что некогда так вдохновляло его учителя, который жил в нашем городе в военное время в эвакуации. Геннадий Зубков смог погрузиться в красоту окружающей натуры, найти те самые места, где происходит «действие поля духовно-нравственных сил». 

В Тау-Туране и Шымбулаке, в алматинских горах, где побывал Геннадий Григорьевич, родилась серия солнечных работ, наполненных чистотой восприятия цвета и пространства, передающих первозданность образа вечной природы. Эти работы художник впервые представил в Санкт-Петербурге в галерее «12 июля» в 2010 году в рамках тематической выставки «Алматы – чаша гор под куполом неба».

 2018-й год 

Алматинцы смогли увидеть эти работы Геннадия Зубкова только через восемь лет, в 2018 году, в галерее Kazarian Art Center, где проходила выставка «Школа Стерлигова. Санкт-Петербург – Алматы».

news2126.jpg

Белые формы. 11 июля 2020

news2127.jpg

Груша и лимон. 21 июня 2020

news2129.jpg

Натюрморт с грушей. 20 мая 2020

news2130.jpg

Натюрморт с двумя грушами. 2020

news2131.jpg

Лимон, яблоко и гранат. 2021

news2132.jpg

Груша и лимон. 21 июня 2020

news2133.jpg

Два яблока и мандарин. 2021

В 2018-м году Геннадий Зубков посетил наш город в последний раз. Его тянуло в Алматы, и он радовался возможности оказаться в городе, где его учитель пережил творческий расцвет.
Выставка 2018 года была посвящена Рустему Хальфину, талантливому казахстанскому художнику с трагической судьбой, рано ушедшему из жизни. Часть живописных работ и пастелей из этой серии - «Школа Стерлигова. Санкт-Петербург – Алматы» – демонстрировалась в нынешней экспозиции Almaty Gallery.

Баян Барманкулова – искусствовед:

- В натюрмортах Геннадия Зубкова возникает идеальная плоскостность. Хотя, если подойти ближе к картине, вы увидите, что, например, груша не плоская, а объемная – как в картине «Груша, два яблока и лимон», и в этом кроется некая хитрая художническая игра – в несомненной плоскости объекты указывают на объем. 

По вертикали картина делится на три слоя - подземное пространство, земное и небесное. Причем небесное – самое большее из трех. Но здесь изображены фрукты. Если бы объектом изображения был человек, нам было бы легче применять эту триаду, говорить о духовности. Но здесь – фрукты, и мы понимаем, что всякое явление живет в трех уровнях.

Художник членит живую поверхность груши и превращает в витраж. Эти линии сообщают нам о том, что любой предмет может быть драгоценностью для зрения. Вся палитра цветов представлена – теплая, холодная. Даже черный цвет - с пробелами: «И свет во тьме светит». 

Прием членения на три слоя «подземное, земное и небесное» – незаметен по вертикали, он присутствует в полотне ненавязчиво, но обязательно. А вот по горизонтали – членение бесконечное – по всей земле совершаются события.

Что происходит на полотнах, где мы видим груши, яблоки… Только в математике «от перемены мест слагаемых сумма не меняется». А у художника – чуть сдвинул грушу, поменялся у нее цвет, сместил объекты по отношению друг к другу – и изменилось событие! Если сравнить это с пением Димаша Кудайбергена, слоистым, многослойным – в рамках гигантского диапазона его голоса – вот эта слоистость и проявляется. Поэтому даже в декоративных натюрмортах есть ощущение многослойности чувствования. Есть свет и пространство – но оно не трехмерное, здесь иное – пространство ощущений, мира. Предметы здесь не как реальность, а – как идея. Это достигается за счет света и цвета, который может быть плотнее, прозрачнее. И поэтому есть динамика, движение. Жизнь не может застыть.

Школа Стерлигова

Есть ли какой-то общий знаменатель у учеников В.В. Стерлигова? Как можно определить его школу?  

На этот вопрос ответил в свое время Геннадий Зубков - самый известный ученик Владимира Васильевича Стерлигова:

-  Школа является не только кладезем знаний как таковых, но и объединением людей, склонных к чему-то определенному. Первое, что сказал Иисус, когда встретился с учениками после воскресения: «То, что я сказал вам на ухо, говорите с крыш!» Делитесь теми знаниями, которые вы имеете, кричите о них. Это и есть школа. Владимир Васильевич Стерлигов как человек православный считал своей обязанностью поделиться знанием с учениками. При всей разности и индивидуальности учеников, есть нечто общее, что их объединяет. Это общее – то внутреннее напряженное духовное состояние! Необходимость поделиться с миром теми знаниями, которыми ты наполнился. 

Геннадий Зубков щедро делился знаниями и прозрениями, которыми его наполнял Господь, делился с учениками и зрителями.

Выставка «ТҮР + ТҮС» / «ФОРМА + ЦВЕТ» была прощанием с художником, который покинул чашу жизни и устремился в космический купол неба, оставив нам сияние света на своих полотнах.

Источник -  exclusive.kz

Читайте также

  • Комментарии
Загрузка комментариев...