Самому старому собору Астаны – 170 лет: какие тайны хранит Константино-Еленинский храм | Агентство профессиональных новостей - AIPN.KZ | Агентство профессиональных новостей (АПН)

Самому старому собору Астаны – 170 лет: какие тайны хранит Константино-Еленинский храм

5795
13 минут
Самому старому собору Астаны – 170 лет: какие тайны хранит Константино-Еленинский храм

В 2024 году самому старому зданию Астаны исполняется 170 лет. Речь идет о Константино-Еленинском соборе на проспекте Республики. В 1854 году в тогдашнем Акмолинском укреплении началось его строительство, причем далеко не там, где этот храм находится сейчас.

АЛМАТЫ, 26 фев — Sputnik. История Константино-Еленинской церкви (каковой она изначально являлась) интересна тем, что у нее два дня рождения: 8 июля 1856 года она была впервые освящена, 14 мая 1900 года состоялась закладка камня этой церкви на новом месте. Но именно в 1854 году, то есть 170 лет назад, началось ее строительство. О чем мы и расскажем.

Про эту церковь можно снимать полноценное художественное кино: ее, как и в будущем город, переименовывали, в ее судьбе принял участие сам император Николай I, она меняла свое местоположение, она выстояла в атеистические советские годы и стала последним пристанищем неизвестного праведника. Но обо всем по порядку.

"Воздвигнуть в Акмолинском селении храм…"

Лето 1830 года. 15 июня комендант Петропавловской крепости, участник Отечественной войны 1812 года Федор Кузьмич Шубин выбирает место на возвышенном правом берегу реки Ишим у караванного брода урочища Карауткуль для будущего приказа, который будет контролировать брод от набегов кокандцев. Местные султаны одобряют место и дают Шубину в этом расписку. Случилось это 18 июня по старому, а 1 июля по новому стилю, что можно считать датой основания будущей столицы Казахстана. Через два года – 22 августа 1832 года – был открыт Акмолинский округ.

После этого сюда стали прибывать первые гражданские поселенцы. В начале 40-х годов в Акмолинском округе находилась Петропавловская походная церковь, которая размещалась в специально выстроенном помещении для отпевания умерших. В 1845 году население крепости, которую уже возвели к тому времени, пополнилось за счет переселенных сюда по жеребьевке с Горькой линии 100 казачьих семей в связи с восстанием Кенесары Касымова. Казаки тогда основали в Акмолинске казачью станицу. Это был квартал в районе сегодняшнего проспекта Республики, улицы Ж. Тархана, Агыбай батыра (Интернациональная) и М. Габдуллина. Так вот, в той походной церкви места уже всем прихожанам не хватало, и тогда ее священник Михаил Никольский в 1849 году вместе с прихожанами обратился к пограничному начальнику с просьбой начать строительство церкви на территории крепости.

Однако неурядицы с проектированием церкви и недостаток средств отдалили начало строительства. В 1852 году в Кокчетавской станице тоже строилась церковь на деньги государственного казначейства и томского "коммерсанта", как мы бы сказали сейчас, Степана Попова. Неизрасходованными остались 3984 рубля и 76 копеек серебром. И тогда император Николай I повелел направить эти деньги на строительство церкви в Акмолинском укреплении. Однако даже с учетом добровольных пожертвований жителей суммы на возведение было очень мало – немногим более 4 тысяч рублей, а требовалось 9560 рублей и 12,5 копеек серебром. Чтобы удешевить смету на строительство, местное начальство распорядилось использовать труд служилых людей – казаков и солдат крепости.

Согласно материалам "Акмолинского патерика", изданного в 2011 году по благословению митрополита Астанайского и Казахстанского Александра, 2 ноября 1852 года жители Акмолинской станицы, казаки 2-го полка, на своем сходе единогласно изъявили желание "воздвигнуть в Акмолинском селении храм Господний во имя свв. Первоверховных Апостолов Петра и Павла".

Почему именно в честь свв. Петра и Павла? Видимо, потому, что многие акмолинские казаки были выходцами из станицы Петропавловской, где очень почитали этих святых, и в местной казачьей Покровской церкви был придел в честь свв. Петра и Павла. Свою волю акмолинские переселенцы оформили в так называемый общественный "приговор" и направили по инстанциям. Тобольская духовная консистория во главе с архиепископом Тобольским и Сибирским Евлампием, рассмотрев его и отношение пограничного начальника, выдала храмозданную грамоту на возведение храма во имя святых Апостолов Петра и Павла.

На время строительства в укреплении создали специальный строительный комитет, в который вошел в том числе священник походной церкви Михаил Никольский. Его назначили и духовным наставником и распорядителем средств.

Новые небесные покровители

В марте 1854 года случилось событие, в результате которого церковь была "переименована": в Акмолинском укреплении председателю строительного комитета майору Сизых от пограничного начальника полковника Спиридонова был доставлен срочный пакет. В письме сообщалось:

"... господин начальник штаба отдельного Сибирского корпуса... уведомил меня, что Государь Император по всеподданнейшему докладу г. Военного министра, отношению корпусного командира и отзыва оберпрокурора Святейшего Синода Высочайше повелел соизволить в Акмолинском укреплении построить церковь во имя свв. Равноапостольных царей Константина и Елены".

Спиридонов забрал ранее выданную архиепископом Тобольским и Сибирским храмозданную грамоту, чтобы тот ее аннулировал и выдал новую на заложение храма во имя Константина и Елены.

Казаки же тем временем за одно лето 1854 года выложили фундамент из бутового камня и возвели цоколь из жженого кирпича. Кроме того, благодаря поступающим пожертвованиям, власти Акмолинска заключили контракт с мастерами-плотниками: татарами Абдулманеем Абдулмановым и Абдулатыком Сабитовым, по которому последние обязались построить церковь со 2-го января по 1-е октября 1855 года за вознаграждение в 1300 рублей серебром. Взятые на себя обязательства они выполнили с честью. Однако освящение храма состоялось только в июле следующего года, когда был, наконец, доставлен иконостас с фабрики привилегированных тканей купца Старчикова в Санкт-Петербурге.

Констанино-Еленинская церковь в 1910 году
Констанино-Еленинская церковь в 1910 году
© Фото АПН

8 июля 1856 года в присутствии большого количества прихожан петропавловский соборный протоиерей Иоанн Торопов освятил церковь во имя свв. Равноапостольных царей Константина и Елены. Хотя отделочные работы не были доведены до конца, богослужения в храме с этого времени проводились регулярно. Первым настоятелем церкви стал священник Михаил Никольский.

Константино-Еленинская церковь стала самым крупным и сложным сооружением в Акмолинском укреплении, находилась она в районе современного стадиона им. Мунайтпасова, что на углу ул. Кенесары/пр.Женис. Прилегающая к ней площадь была центром духовной и общественной жизни поселения. Но Акмолинск рос, и в 1893 году на новой площади возвели красивейший каменный Александро-Невский собор. Тогда станичные казаки решили перенести церковь к себе в станицу. Однако сделать это удалось лишь к 1900 году.

14 мая 1900 года состоялась закладка храма на новом месте, где он находится и по настоящее время. К началу 1902 года обновленный храм св. равноапостольных Константина и Елены начал свой новый путь. По-прежнему он был устроен однопрестольным, выдержан в форме правильного креста, но появились и существенный изменения: храм стал пятиглавым. Это соответствовало официальному направлению зодчества тех лет.

Святыни

Но, как и большинство храмов в советское время, Константино-Еленинский ждала сложная судьба. К счастью, его не снесли большевики, как Александро-Невский собор в 1940 году, но он был закрыт до Великой Отечественной войны и превращен в краеведческий музей, затем в воинскую часть. В "Акмолинском патерике" приводится воспоминание прихожанки Праскевы Григорьевны Зайкановой, которая рассказала о чуде, увиденном ею.

"В 1938 году закрыли Константино-Еленинский храм в Акмолинске. На первый день Пасхи я и Домна Яковлевна Василевская пошли утром в храм. Думали: все-таки Пасха, хоть постоим в церковной ограде. Но мы были не одни. Еще пришли прихожане нашего храма, ссыльные монахини и монахи.

Глядя на закрытый храм, мы плакали. Подъехала грузовая машина. Открыли храм. Зашли несколько мужчин и женщина (впоследствии мы ее узнали, это была Солнцева, мне даже с ней пришлось работать позже в техшколе). Немного подождав на улице, мы тоже зашли в храм. Солнцева была в алтаре, с престола снимала чаши, Евангелие, мужчины снимали иконы, семисвечник, и все выносили к машине. Машина стояла у входа в храм. Последняя из икон была вынесена Божия Матерь "Скоропослушница". Брошенная в кузов машины, она, никем не поддерживаемая, стояла лицом к храму.

Мы вышли из храма и подошли к воротам. Когда машина отъезжала, мы плакали. Так машина и уехала, икона все стояла, а мы глядели ей вслед. Рассказывали, что все изъятое поместили на чердак здания НКВД (некоторые говорят, что в подвал). В разных углах чердака хранились также конфискованные предметы из мечети, католического храма и синагоги.Церковь в 1938.jpg

Когда в 1942-м Сталин издал приказ открыть храмы, семинарии, с фронта и из мест заключения вернуть священников, Ползунова Мария Васильевна (в монашестве Екатерина, она была очень умная и грамотная) ходатайствовала об открытии храма. Как она сама говорила, ей никто не мог возразить или перечить. Она поехала в Москву и добилась разрешения.

Храм Константина и Елены открыли. Власти разрешили взять для богослужения всё, но в одном экземпляре. Батюшка с матушкой Антониной пошли в НКВД, чтобы все это получить. Когда открыли дверь на чердак, они увидели, что икона Божией Матери "Скоропослушница" стоит лицом к дверям, никем не поддерживаемая. Как могло случиться, что, будучи последней погруженной в кузов машины, она оказалась теперь не под спудом, заваленная множеством других предметов, но первая среди икон?

Когда м. Антонина увидела стоящую икону Божией Матери лицом к ним, она вскрикнула и потеряла сознание. Батюшка, испугавшись, стал ее поднимать, теребить: "Ты с ума сошла! Что ты делаешь? Нас сейчас арестуют!". Придя в себя, она снова упала в обморок. Впоследствии матушка рассказывала, что когда она глянула на Божью Матерь, глаза у нее были живыми, но очень скорбными. Конечно, они взяли эту икону и еще икону Спасителя, и всю церковную утварь для Богослужения и облачения, все в одном экземпляре. Сейчас эта икона находится в нашем соборе по левую сторону, недалеко от входа".

Кстати, есть в соборе и другие известные святыни. Так, еще в 1950-х-начале 60-х годах, как указано в патерике, тогдашний настоятель протоиерей Николай Иваненко привез в храм из Почаевской лавры список иконы Почаевской Божией Матери. Многие прихожане и насельницы женского монастыря, что находится при храме, отмечали ее живой взгляд и исходящее от нее тепло.

В 70-е годы настоятель собора архимандрит Кирилл (Бородин), ученик старца Севастиана Карагандинского и митрополита Иосифа (Чернова), проводил перед иконой отчитки, "и болящих только с большим трудом можно было подвести к иконе – бесы не выносили ее благодатной силы".

Икона Почаевская.jpg

Паломники съезжались поклониться этой иконе со всего Советского Союза.

С 2011 года установлен ежегодный праздник Астанайской иконе Пресвятой Богородицы, который отмечается 6 июля.

Архимандрит Кирилл

С именем архимандрита Кирилла (Бородина), который прожил в Целинограде с 1970 по 1980 годы, связан десяток лет возрождения и реконструкции Константино-Еленинской церкви, основания женского монастыря в честь иконы Божией Матери "Взыскание погибших" и много других благих дел. Но мало кто знает, что именно при нем в храме были обнаружены останки неизвестного праведника.


Константино-Еленинская церковь в начале 70-х
© Фото АПН

Как гласит история, жила при храме монахиня Евдокия, которой еще в 60-е годы привиделся во сне гроб, находящийся за алтарем. А в гробу – священник в светлых ризах. Тогдашний настоятель храма запретил ей сделать раскопки, а позже отец Кирилл разрешил. Матушка, немного покопав, обнаружила кирпичную кладку гробницы. Отец Кирилл поехал за благословением открыть гробницу к митрополиту Иосифу (Чернову), но тот разрешение не дал: "Не те сейчас времена". Однако еще через пару лет отец Кирилл задумал провести подземный ход от алтаря к своим покоям. И при земляных работах гробница открылась и стал виден гроб. Причем, несмотря на то, что грунтовые воды в том месте высоко, доски были как свежие.

Вот какое воспоминание матушки Софии приводится в "Акмолинском патерике" в связи с этим:

"Подходит как-то ко мне батюшка (Кирилл – прим. АПН) и говорит: "Я вчера ходил вокруг храма и молился, думал. Здесь, когда строили подземный ход, слева от алтаря обнаружили гроб. Здесь, наверное, похоронен батюшка. А кто он? Не потревожили ли мы его покой своей стройкой? И каждый вечер я ходил и всегда молился: просил Господа мне открыть его имя. И вот прохожу я с алтарной части – смотрю, священник в облачении с крестом. "Я, - говорит, - протоиерей Василий. Не бойся, ты мне не помешаешь".

Еще до приезда отца Кирилла в Целиноград видение этого священника на ступенях храма было у монахини Евдокии, о чем тоже есть свидетельства. Она-то узнала у старых прихожан, что еще до революции в храме служил почитаемый священник праведной жизни.

Сегодня на месте его могилы сегодня стоит небольшой деревянный крест.

Фото о.Кирилл.jpg

Мытарства

После перевода отца Кирилла в другой город власти, недовольные его активной деятельностью, начали нападки на храм и монастырь. Исполком посчитал все строения, возведенные священником и монахинями, незаконными. Их вызывали в милицию, говорили, что земля захвачена у государства, что все подлежит сносу. Примечательно, как 24 августа 1981 года к храму подогнали бульдозеры и начали разрушать ворота, кельи, медпункт, гостиницу, хозяйственный склад, столярную мастерскую, гараж… За несколько дней до этого монахини монастыря поехали в Москву просить защиты у митрополита Алексия (будущего патриарха Алексия II). После погрома приехала комиссия из Москвы проверять документы на все постройки и, ничего, нарушающего закон не найдя, уехала. Потом гонения на храм и монастырь поутихли.

Константино-Еленинская церковь в 1999 году стала кафедральным собором в связи с перенесением архиерейской кафедры из Алматы в Астану и пробыла им до 2010 года. С 1988 года собор входит в список архитектурно-исторических памятников республиканского значения.

Конечно, о былом величии храма сегодня уже ничего не напоминает – площадь вокруг храма застроили жилыми домами, встроенной колокольни нет, разрушена капитальная кирпичная ограда, построенная казаками. Однако древность этого здания можно почувствовать до сих пор. И очень здорово, что она доступна абсолютно любому, кто туда приходит.

Кроме того, на сайте city3d.kz можно посетить визуальный тур по церкви.
Иерей Владислав Коваленко, клирик Константино-Еленинского собора:

Иерей Владислав Коваленко
Иерей Владислав Коваленко
© Фото АПН

"Этот собор – словно живая книга, раскрывающая свои страницы перед глазами моей души, потому что храм – это не просто архитектурное строение, это такое место встречи земли с небом, человека с Богом. Для меня этот храм ценен и дорог, я в нем служу уже около 8 лет, и настолько божественная благодать пронизывает там каждый уголок, каждое приходящее сердце, что нельзя передать словами. Я вижу, сколько Господь творит чудес в этом месте. Когда приходит человек с совершенно разбитым сердцем, и Господь по крупицам собирает его, склеивает эти части, и человек уходит одухотворенный, наполненный.

Я провожу в храме большинство времени, и каждый раз приходя туда, я прихожу как первый раз. Всегда меня наполняют эмоции, возникает чувство безграничной безмерной благодарности Богу, что Господь дает мне служить в этом месте, дает возможность, дает силы помогать людям. И, наверное, для каждого живущего человека в Астане – это сердце столицы, куда всегда можно прийти и получить утешение".


  • Комментарии
Загрузка комментариев...